Цитаты по тегу Лондон

В Лондоне есть такие места, где время застыло, где ничего не меняется. Это как пузырьки воздуха в янтаре. Город существует слишком давно. И время, которое прошло, должно куда-то деваться. Оно не исчезает сразу.
Разные чувства борются в моей душе: восхищение и растерянность, удивление и протест, боль и сочувствие. Они заставляют меня ещё пристальнее вглядываться в это лицо, вслушиваться в этот голос. И думать о том, каково же им, живущим одновременно в двух временах — в дне вчерашнем и в дне сегодняшнем? Они пережили то, что мы можем только знать. Должны знать! Хотя не всегда, может быть, хотелось бы знать. Но вспомним великого Толстого, который поймал себя на этом чувстве и тут же осудил его: «Только что вы отворили дверь, вид и запах сорока или пятидесяти ампутационных и самых тяжело раненых больных, одних на койках, большей частью на полу, вдруг поражает вас. Не верьте чувству, которое удерживает вас на пороге залы, — это дурное чувство…».
Мы не их, несущих эту тяжёлую память, жалеем, а себя. Чтобы по-настоящему пожалеть, надо не отказаться от жестокого знания, а разделить его, взять часть и на свою душу. К тому же это документ, его не перепишешь, его писали кровью, его писали жизнью на белых листах 41-го, 42-го, 43-го, 44-го, 45-го годов…
Чтобы у костра пропахнув дымом
эту песню тихо напевать...
А еще хочу я быть любимым
и хочу, чтоб не болела мать.
Говорил я долго, но напрасно.
Долго, слишком долго говорил...
Не ответив мне звезда погасла,
было у нее немного сил.
Tell me why do I feel this way
All my life I’ve been standing on the borderline
Too many bridges burned
Too many lies I've heard
I had life but I can't go back
I can't do that, it will never be the same again
And I know I don't
Have any time burn.
          

    
              Скажи мне, почему я чувствую этот путь
Всю мою жизнь я стоял на грани,
Слишком много мостов сгорело,
Слишком много лжи я слышал.
У меня была жизнь, но я не могу к ней вернуться,
Я не могу делать это, ничто не повторяется
И я знаю -
У меня нет времени гореть.
В конце я хочу вам кое-что сказать, дорогие мои зрители. Мы что-то так долго ищем союзников, что-то так сильно переживаем, мы мыслим категориями Советского Союза.  А время изменилось. Эпоха изменилась. Мы пытаемся удержать те страны, которые в Беловежской пуще от нас уже побежали. И мы почему-то вдруг решили, что давайте сейчас сделаем усилие, и все к нам вернутся. Нет. Другое время. И надо его переосмыслить.
Бог с тем, что происходит в Америке, хотя я многое хотел бы возразить. Я всё-таки хотел бы сказать о важности момента. Мы живём в удивительное время. Наверное мало кому доводится видеть такие серьезные изменения, причем изменения к лучшему. Потому что много кто жил при изменениях к худшему, но чтобы вот так видели кардинальные изменения картины мира и того, что происходит в стране, чтобы это происходило на наших глазах и так быстро. Причем на фоне не очень приятной внешней конъюнктуры — санкций, коронавируса, и когда говорят, что Россия изолируется от мира. Это в общем попытки этого глобального мира нас изолировать. Либо подчинить, либо изолировать, другого варианта нет. И кстати к вопросу о синтезе. О синтезе, на самом деле, никто и не думал. Почему получились такие удивительные результаты? Конечно, есть объективные вещи. Если мы сравним, как мы работали с коронавирусом, как Россия оказалась к этому готова, а все ожидали, что вот сейчас всё рухнет… Но ничего не рухнуло. При этом у самого российского народа были неприятные три месяца. Но полной паники, ощущения брошености, катастрофы — не было ни один день. Мы с этим справились.
Il est loin le temps des aveux
Naïfs, des téméraires voeux!
Je n'ai d'argent qu'en mes cheveux.
Les ames dont j'aurais besoin
Et les étoiles sont trop loin.
Je vais mourir soul, dans un coin.
          

    
              И вот, время признаний прошло
Как наивны мы были в дерзких желаньях
Но серебро только в волосах моих
Души, которые мне были нужны
И звёзды — так далеко!
Я умру пьяным, свернувшись в уголке.
Let me confess that we two must be twain,
Although our undivided loves are one:
So shall those blots that do with me remain,
Without thy help, by me be borne alone.
In our two loves there is but one respect,
Though in our lives a separable spite,
Which though it alter not love's sole effect,
Yet doth it steal sweet hours from love's delight.
I may not evermore acknowledge thee,
Lest my bewaild guilt should do thee shame,
Nor thou with public kindness honour me,
Unless thou take that honour from thy name:
But do not so; I love thee in such sort,
As thou being mine, mine is thy good report.
          

    
              Признаюсь я, что двое мы с тобой,
Хотя в любви мы существо одно.
Я не хочу, чтоб мой порок любой
На честь твою ложился, как пятно.
Пусть нас в любви одна связует нить,
Но в жизни горечь разная у нас.
Она любовь не может изменить,
Но у любви крадёт за часом час.
Как осужденный, права я лишён
Тебя при всех открыто узнавать,
И ты принять не можешь мой поклон,
Чтоб не легла на честь твою печать.
Ну что ж, пускай!... Я так тебя люблю.
Что весь я твой и честь твою делю!
Быть небом, этого не зная
И перелётным быть как стая,
И, поднимаясь над землёй,
Быть пылью, мудрой и простой,
И быть, как время – быстротечным,
И быть, как ветер – бесконечным.
Жил был царь Соломон. Несмотря на то, что он был очень мудрым, его жизнь была очень беспокойной. Однажды решил он обратиться за советом к придворному мудрецу: «Помоги мне — очень многое в этой жизни способно вывести меня из себя. Я подвержен страстям, и это сильно осложняет мою жизнь!» На что Мудрец ответил: «Я знаю, как тебе помочь. Надень это кольцо — на нем высечена фраза: «ЭТО ПРОЙДЕТ!» Когда к тебе придет сильный гнев или сильная радость, просто посмотри на эту надпись, и она отрезвит тебя. В этом ты найдешь спасение от страстей!». 
Соломон последовал совету Мудреца и смог обрести спокойствие. Но однажды, во время одного из приступов гнева, он, как обычно, взглянул на кольцо, но это не помогло — наоборот, он еще больше вышел из себя. Он сорвал кольцо с пальца и хотел зашвырнуть его подальше в пруд, но вдруг увидел, что на внутренней стороне кольца тоже есть какая-то надпись. Он присмотрелся и прочитал: «И ЭТО ТОЖЕ ПРОЙДЕТ...»
Трудом, торговлей и ростовщичеством скряга накопил триста тысяч динаров. У него были земли и строения, и самые разнообразные богатства. Тогда он решил, что проведёт один год в развлечениях, живя в своё удовольствие, а потом решит, каким быть его будущему.
Но лишь только он закончил пересчитывать свои деньги, перед ним предстал Ангел Смерти, чтобы забрать его жизнь. Скряга пытался всевозможными доводами переубедить Ангела, но тот оставался непреклонным. Тогда человек сказал:
— Дай мне всего три дня, за это я отдам тебе треть своего имущества.
Ангел отказался и вновь дернул за жизнь скряги, чтобы забрать её.
Тогда человек сказал:
— Если только ты отпустишь мне два лишних дня на земле, я отдам тебе двести тысяч динаров из своих сбережений.
Но Ангел не хотел и слушать его. Он даже отказал несчастному в одном-единственном дне в обмен на все его триста тысяч монет.
Тогда скряга сказал:
— Умоляю тебя, отпусти мне самую малость: позволь написать всего несколько слов.
На этот раз Ангел сделал ему эту единственную уступку, и человек написал собственной кровью: «Человек, не растеряй свою жизнь. Я не мог купить даже час за триста тысяч динаров. Удостоверься, понимаешь ли ты ценность того времени, которым располагаешь».
You know I can't remember the last time we've kissed...cause you never think the last time is the last time...you think there'll be more. You think you have forever, but you don't...
          

    
              Знаешь, я не могу вспомнить последний раз, когда мы целовались... Потому что ты никогда не думаешь, что последний раз это последний раз... Ты думаешь, что будут еще. Ты думаешь, у тебя есть вечность, но это не так.
The sun burned every day.
It burned Time.
The world rushed in a circle and turned on its axis and time was busy burning the years and the people.
          

    
              Солнце горит каждый день. Оно сжигает Время. Вселенная несется по кругу и вертится вокруг своей оси. Время сжигает годы и людей...
Life sucks, anyway. Then I met you, and it got weird. And you were so amazing. I just wanted a little more time. So all in all, I'd say you're the worst thing that's ever happened to me.
          

    
              Всё равно жизнь — дерьмо. А потом я встретил тебя, и всё поменялось. И ты такая потрясающая… А я хотел немного выиграть время, так что, в конце концов, ты — худшее, что было в моей жизни…
Загрузить еще