Цитаты по тегу мысли

And maybe I'll be better of without you.
You left me here with all my thoughts.
I'd write a zillion words or walk a million miles,
I'd sleep on broken glass just not to lose your smiles.
          

    
              И может, мне будет лучше без тебя.
Ты оставила меня наедине со всеми моими мыслями.
Я мог бы написать тысячи слов или пройти миллионы миль,
Я мог бы спать на осколках стекла, только бы не забыть твоей улыбки.
Нервные руки — пределы.
Нервного сердца — толчки.
Сном заполняю пробелы,
Крутятся мыслей волчки.
Я слишком быстро взлетела,
Я не летала почти.
Всё же я знаю, в чём дело,
Это начало пути. 
Супрематизм.
Явился господином,
Меж всех земных существ единым,
Стоявшим прямо, к небу поднимавшим очи.
Земля, ее и дни и ночи,
Пред ним распростирала круг
С востока к западу и с полночи на юг,
И первые полеты первых мыслей
Из глуби человеческой души
Державной,
Взнесясь в таинственной тиши,
Незримыми гирляндами повисли.
Мысли!
Их яростный порыв, их пламень своенравный,
Их ярость алая, аккорд багряный их!
Как там, на высоте, меж облаков седых,
Горели звезды, так они внизу сверкали;
Как новые огни, неслись к безвестной дали,
Всходя на выси гор, на зыбях рек горя,
Бросая новое всемирное убранство
На все моря
И все пространство.
Насреддин вёз своего друга в тележке на большой скорости. Его друг, заметив указатель, воскликнул:
— Мулла! Мы едем не в ту сторону!
— Почему ты всегда думаешь о плохом? Посмотри, например, на какой скорости мы мчимся! — был ответ.
Один старый и очень мудрый китайский человек сказал своему другу:
— Рассмотри комнату, в которой мы находимся получше, и постарайся запомнить вещи коричневого цвета. В комнате было много чего коричневого, и друг быстро справился с этой задачей. Но мудрый китаец ему задал следующий вопрос:
— Закрой-ка глаза свои и перечисли все вещи... синего цвета! Друг растерялся и возмутился: «Я ничего синего не заметил, ведь я запоминал по твоей указке только вещи коричневого цвета!»
На что мудрый человек ответил ему: «Открой глаза, осмотрись — ведь в комнате очень много вещей синего цвета.» И это было чистой правдой. Тогда мудрый китаец продолжил: «Этим примером я хотел тебе показать правду жизни: если ты ищешь в комнате вещи только коричневого цвета, а в жизни — только плохое, то ты и будешь видеть только их, замечать исключительно их, и только они будут тебе запоминаться и участвовать в твоей жизни. Запомни: если ты ищешь плохое, то ты обязательно его найдешь и никогда не заметишь ничего хорошего.
Поэтому если всю жизнь ты будешь ждать и морально готовиться к худшему — то оно обязательно произойдет с тобой, ты никогда не будешь разочарован в своих страхах и опасениях, но всего будешь находить им новые и новые подтверждения. Но если ты будешь надеяться и готовиться к лучшему, то ты не будешь притягивать плохое в свою жизнь, а просто рискуешь всего лишь иногда быть разочарованным — жизнь невозможна без разочарований.
Ожидая худшее, ты упускаешь из жизни все то хорошее, что в ней на самом деле есть. Если ожидаешь плохого, то ты его и получаешь. И наоборот. Можно приобрести такую силу духа, благодаря которой любая стрессовая, критическая ситуация в жизни будет иметь и положительные стороны.»
Путешествовали по миру два монаха.
Однажды на своём пути они встретили очень красивую женщину. Она была просто неземной красоты. Женщина стояла возле реки и пыталась её пересечь. Ей необходимо было попасть на другой берег. Но течение реки было настолько сильным, что у неё никак не получалось сделать это самостоятельно.
Тогда один из монахов без промедления и каких-либо вопросов быстро подошёл к женщине, взял её на руки и перенёс на другой берег реки. Затем он вернулся к своему спутнику, и они молча продолжили свой путь.
Так они шли какое-то время. Вдруг второй монах не выдержал и спросил:
— Мы же принесли обет не касаться женщины. Как ты мог посадить её себе на плечи?
Другой монах серьёзно посмотрел на своего спутника и ответил:
— Я поставил женщину на берег час назад, а ты, судя по всему, всё ещё несешь её с собой.
Мораль: Вот так и мы в обычной жизни очень часто «продолжаем нести» груз нестоящих забот, и за их тяжестью не видим ни дорогу, ни пейзаж вокруг, ни людей, идущих рядом или навстречу...
В Истории учителей отмечено, как однажды, когда Джами спросили о лицемерии и честности, он сказал:
«Какая прекрасная вещь честность и какая странная вещь лицемерие! Я ходил и в Мекку, и в Багдад и испытывал поведение людей. Когда я требовал от них честности, они всегда смотрели на меня с уважением, ибо их с детства учили, что порядочные люди всегда так говорят, и они усвоили, что нужно опускать глаза, когда люди говорят о честности. Когда я советовал им стыдиться лицемерия, они все соглашались со мной. Но они не знали, что когда я говорил «истина», я знал: им не известно, что такое истина, и поэтому как они, так и я были при этом лицемерами. Они не знали, что, когда я указывал им не быть лицемерами, они становились таковыми, не спрашивая меня о том, как этого достичь. Они не знали, что сам я становился лицемером, всего лишь говоря: «Не будьте лицемерами», ибо слова сами по себе не дают об этом представления.
Таким образом, они уважали меня, когда я поступал лицемерно. Их научили этому. Они уважали себя, в то время как мыслили лицемерно; ибо это чистейшее лицемерие — думать, что ты становишься лучше от одной лишь мысли, что быть лицемером — плохо. Путь ведёт поверх этого: к действию и пониманию, в которых не будет места лицемерию и пребудет честность, а не нечто, к чему стремится человек».
Великий падишах хотел выбрать наследника из трёх своих сыновей. Трудная задача, ведь все они были разумными и храбрыми. Падишах посоветовался с мудрецом, и тот подсказал ему идею.
Властитель попросил сыновей прийти к нему. Он дал каждому мешочек цветочных семян и сказал, что ему нужно совершить паломничество: «Оно займёт несколько лет – два-три года, может, больше. Это испытание для вас. Семена вы отдадите мне, когда я вернусь. И тот, кто лучше сохранит их, станет моим наследником». И падишах отправился в странствие.
Первый сын подумал: «Что мне делать с семенами? Лучше подержу их в железном сейфе – когда отец вернется, они будут такими, как были».
Второй сын подумал: «Если я буду хранить их так, как это делает мой брат, они умрут. А мёртвые семена – вообще не семена. Я пойду на рынок, продам их и получу деньги. И когда вернётся отец, я куплю новые семена и отдам их отцу даже в лучшем виде, чем они были до того».
А третий сын пошел в сад и высыпал семена повсюду, где только было свободное место.
Через три года, когда падишах вернулся, первый сын открыл свой сейф. Семена засохли и умерли. Отец сказал: «Что это? Разве эти семена я дал тебе? Они должны быть способны расцвести – а эти давно засохли! Это не мои семена! Ты слишком материалист».
Второй сын бросился в магазин, купил семян, вернулся домой и преподнес их отцу. Падишах ответил: «Но они не те же самые. Твоя мысль лучше, но все же изворотливость – это не та черта, которую я бы хотел в тебе видеть. Ты слишком хитёр».
А третий сын повёл отца в сад, где благоухали миллионы цветов. И сын сказал: «Это те семена, что ты дал мне. Как только они созреют, я соберу их и верну тебе». Отец сказал: «Ты – мой наследник. Вот так и нужно поступать с семенами».
There are too many other things to think about—things that can be helped without my thinking of those I can’t help.
          

    
              Столько есть всего, о чём надо подумать. Зачем забивать себе голову тем, чего уже не вернёшь, — надо думать о том, что ещё можно изменить.
Thinking is the hardest work any one can do—which is probably the reason why we have so few thinkers.
          

    
              Думать – самая трудная работа; вот, вероятно, почему этим занимаются столь не многие.
(Самая трудная вещь на свете — это думать своей собственной головой. Вот, наверное, почему так мало людей этим занимаются.)
— Молчать! Волшебник Жужу прочтет твои мысли... Мммм... Да! Ты переживаешь, что твоя сестра Зария унизит тебя, если узнает о твоей...
— Эй! Ты же должен читать мысли Така!
— Да, но твои гораздо интереснее.
Загрузить еще