Цитаты по тегу одиночество

Многие люди посвящают всю свою жизнь одной цели: не умереть в одиночестве.
You asked me, "Do you wanna die alone
Or watch it all burn down together? "
I said I'd rather try to hold on to you forever.
          

    
              Ты спросила: «Ты хочешь умереть в одиночестве
Или смотреть, как всё сгорает?»
Я ответил, что лучше попытаюсь быть рядом с тобой вечно.
And maybe I'll be better of without you.
You left me here with all my thoughts.
I'd write a zillion words or walk a million miles,
I'd sleep on broken glass just not to lose your smiles.
          

    
              И может, мне будет лучше без тебя.
Ты оставила меня наедине со всеми моими мыслями.
Я мог бы написать тысячи слов или пройти миллионы миль,
Я мог бы спать на осколках стекла, только бы не забыть твоей улыбки.
Oh-oh, yes I'm the great pretender
Pretending that I'm doing well
My need is such
I pretend too much
I'm lonely but no one can tell.
          

    
              О, да, я большой притворщик
Притворяюсь, что у меня все в порядке
Такова моя потребность,
Но я притворяюсь так часто,
Что никто не замечает как я одинок.
Запрети мне быть в одиночестве. Так не хочется...
За двоих любить, а душа велит, тело просится.
Обнимай, не дай себя забыть.
Запрети мне быть в одиночестве. Так не хочется за двоих любить.
Did you lose what won't return?
Did you love but never learn?
The fire's out but still it burns
And no one cares, there's no one there
Did you find it hard to breathe?
Did you cry so much that you could barely see?
You're in the darkness all alone
And no one cares, there's no one there
But did you see the flares in the sky?
          

    
              Успел ли ты потерять то, чего уже не вернуть?
Любил, но так и не смог научиться на своих ошибках?
Огонь боли выдохся, но всё ещё обжигает,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Было ли тебе так больно, что становилось тяжело дышать?
Плакал ли ты так сильно, что от слёз глаза едва видели?
Ты во тьме совсем один,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Но увидел ли ты огни сигнальных ракет, рассекающие небо?
Did you break but never mend?
Did it hurt so much you thought it was the end?
Lose your heart but don't know when
And no one cares, there's no one there.
          

    
              Был ли ты разбит и так и не смог оправиться после удара?
Было ли тебе настолько больно, что, казалось, пришёл конец?
Ты потерял своё сердце, не зная, когда успел это сделать,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
I'm dancing with my loneliness again...
i'm dancing with my loneliness again
slowly to the music from within.
i'm dancing with my loneliness again
feeling it can be my only friend.
          

    
              Я снова танцую с моим одиночеством...
Я снова танцую с моим одиночеством,
Медленно под музыку изнутри.
Я снова танцую с моим одиночеством,
Чувствуя, что это может быть мой единственный друг.
My loneliness is
The only bitch that holds me.
          

    
              Мое одиночество –
Единственная стерва, которая удерживает меня.
— «Кьюби, твоя сила слишком велика. Я не могу  позволить тебе разгуливать на свободе».
— Неважно, какими словами они это говорят...
— «Когда ты используешь свою силу, она порождает лишь злобу. Покойся внутри меня».
— Все эти люди...
— «Нам обоим не повезло. Может ты и держишь в страхе весь мир, но я буду сдерживать тебя».
— Всегда говорят одно и тоже... А теперь и он? Этот сопляк? Как может этот шиноби... Наверняка он тоже...
— «Знаешь, Кьюби, я когда-нибудь разберусь и с твоей ненавистью».
Я хотел прояснить некоторые моменты по поводу брака. Всё это не только из-за любви. Любовь — это лишь пол-дела, и ты это поймёшь с возрастом. Вторые пол-дела — это когда ты один, смотришь на себя в зеркало и думаешь: «Господи, я откажусь от своих грёз, растолстею, заболею, состарюсь и однажды умру. И в такие моменты мне нужен кто-нибудь рядом». Не хочется  в пятьдесят лет быть толстым, сидеть в однокомнатной квартире и говорить: «Посмотрите на меня — я толстый неудачник!» Хочется, чтобы кто рядом сказал тебе: «Милый, всё хорошо. Пойдём сходим за мороженым йогуртом, ковбой!»
Встреча случайная – гром и град!
«Как ваше имя? Отчество?»
Чья-то трагедия – это ад.
Моя – одиночество.
Осень застала меня врасплох
Ты – мой последний шанс.
Чья-то религия – это Бог.
Моя – это вера в нас.
Руку подай мне и ляг на грудь.
Все расскажи мечты.
Каждый путник свой ищет путь,
Мой, безусловно,
Ты.
When in disgrace with Fortune and men's eyes,
I all alone beweep my outcast state,
And trouble deaf heaven with my bootless cries,
And look upon myself and curse my fate,
Wishing me like to one more rich in hope,
Featured like him, like him with friends possessed,
Desiring this man's art and that man's scope,
With what I most enjoy contented least;
Yet in these thoughts myself almost despising,
Haply I think on thee, and then my state
(Like to the lark at break of day arising
From sullen earth) sings hymns at heaven's gate;
For thy sweet love rememb'red such wealth brings
That then I scorn to change my state with kings.
          

    
              Когда, гонимый и людьми, и роком,
Один с собой, в отчаянии диком,
Я глушь небес тревожу тщетным криком,
Гляжу на мир ожесточенным оком,
Желая быть надеждами богаче,
Красивее, всегда среди друзей,
Искуснее, не зная неудачи,
И ненавижу все в судьбе моей, -
Я, сам себя за это презирая,
Вдруг вспомню о тебе — и в небеса
(Как жаворонок на заре с лица
Земли) несу мой гимн в преддверье рая...
Так, только вспомнив о любви твоей,
Я презираю жребий королей.
Из класса нашего в окно
Я выскочил и долго-долго
Лежал один
Там, в вышине,
В тени разрушенного замка.
Один старый мужчина переехал жить к своему сыну, невестке и четырехлетнему внуку. Его руки дрожали, глаза плохо видели, походка была ковыляющей. Семья ела вместе за одним столом, но старые, трясущиеся дедушкины руки и слабое зрение затрудняли этот процесс. Горошины сыпались с ложки на пол, когда он зажимал в руках стакан, молоко проливалось на скатерть.
Сын и невестка стали все больше раздражаться из-за этого.
— Мы должны что-то предпринять, — сказал сын. — С меня достаточно того, как он шумно ест, пролитого им молока, и рассыпанной пищи на полу.
Муж и жена решили поставить отдельный маленький столик в углу комнаты. Там дедушка стал есть в одиночестве, в то время как остальные члены семьи наслаждались обедом. После того, как дедушка дважды разбивал тарелки, ему стали подавать еду в деревянной миске. Когда кто-то из семьи мельком взглядывал на дедушку, иногда у него были слезы в глазах, потому что он был совсем один. С тех пор единственными словами, которые он слышал в свой адрес, были колкие замечания, когда он ронял вилку или рассыпал пищу.
Четырехлетний мальчик наблюдал за всем молча. Однажды вечером, перед ужином, отец заметил его играющим с деревянной щепкой на полу. Он ласково спросил малыша:
— Чем ты занимаешься?
Так же доверчиво мальчик ответил:
— Я делаю маленькую миску для тебя и мамы, из которой вы будете кушать, когда я вырасту.
Мальчик улыбнулся и продолжил работать. Эти слова так ошеломили родителей, что они потеряли дар речи. Потом слезы заструились на их лицах. И хотя ни одного слова не было произнесено, оба знали, что надо сделать.
В тот вечер муж подошел к дедушке, взял за руку и нежно проводил его обратно к семейному столу. Все оставшиеся дни он ел вместе с семьей. И почему-то ни муж ни жена больше не беспокоились, когда падала вилка, разливалось молоко или пачкалась скатерть.
"Where are the men? " the little prince at last took up the conversation again."It is a little lonely in the desert..."
"It is also lonely among men, " the snake said.
          

    
               — A где же люди? – вновь заговорил наконец Маленький принц. – В пустыне все-таки одиноко…
— Среди людей тоже одиноко, — заметила змея.
Загрузить еще