Цитаты по тегу боль

You were red and you liked me because I was blue
You touched me and suddenly I was a lilac sky
Then you decided purple just wasn't for you.
          

    
              Ты пылал красным, и я понравилась тебе, потому что моим цветом был синий.
Ты дотронулся до меня — и внезапно я превратилась в лиловое небо.
А потом ты решил, что фиолетовый — это не твой цвет.
Who or whatever you do
Don't let anyone hurt you.
          

    
              Кем бы ты ни была, и что бы ты ни сделала,
Не позволяй никому причинить тебе боль.
Even in the dark times
Do you love me, love me?
Even in my dark side
Will you hold my hand?
'Cause underneath the dark side, there’s an honest man
Underneath the dark side, there’s an honest man
I’d never lie to you
But you can’t handle the truth
I’d never lie to you
You know that I’d die for you
'Cause I got nothing to lose (I got nothing to lose)
I got nothing to lose (I got nothing to lose)
Oh, I got nothing to lose.
          

    
              Даже в темные времена.
Ты любишь меня, любишь меня?
Даже на моей темной стороне
Ты будешь держать меня за руку?
Потому что под темной стороной есть честный человек,
Под темной стороной есть честный человек.
Я бы никогда не солгал тебе,
Но ты не справишься с Правдой.
Я бы никогда не солгал тебе.
Ты знаешь, что я бы умер за тебя,
потому что мне нечего терять (мне нечего терять)
Мне нечего терять (мне нечего терять)
О, мне нечего терять.
Did you lose what won't return?
Did you love but never learn?
The fire's out but still it burns
And no one cares, there's no one there
Did you find it hard to breathe?
Did you cry so much that you could barely see?
You're in the darkness all alone
And no one cares, there's no one there
But did you see the flares in the sky?
          

    
              Успел ли ты потерять то, чего уже не вернуть?
Любил, но так и не смог научиться на своих ошибках?
Огонь боли выдохся, но всё ещё обжигает,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Было ли тебе так больно, что становилось тяжело дышать?
Плакал ли ты так сильно, что от слёз глаза едва видели?
Ты во тьме совсем один,
И никому нет до тебя дела, никого нет рядом.
Но увидел ли ты огни сигнальных ракет, рассекающие небо?
She bruises, coughs, she splutters pistol shots
But hold her down with soggy clothes
and breezeblocks
She's morphine, queen of my vaccine
My love, my love, love, love.
          

    
              Она ранена, кашляет, она разбрызгивает пистолетные выстрелы
Но удерживай ее с помощью мокрой одежды
И шлакобетонных блоков
Она — морфий, моя вакцина-королева
Моя любовь, моя любовь, любовь, любовь.
По-моему... сердце похоже на струны. Когда боль такая, что дышать трудно, кажется... что нити в груди... в любую минуту лопнут. Когда... ты постоянно играешь и изнываешь струны до предела, они в итоге сдают. И иногда... кажется, что их уже не заменить. Но если найдется тот, кто поможет заменить струны, как я сейчас... твои раны немного заживут... вроде.
Ты спрашивал, не пугаешь ли ты меня. Но ты никогда не вызывал во мне страха. Никогда. На самом деле мне всегда казалось, что тебе намного больнее, чем мне.
Слушайте меня, вы двое. Слезы помогают смыть следы грусти и тяжелых переживаний. Но когда вырастите, то столкнетесь с такой грустью, которую не смоют никакие слезы. Это будет особенная драгоценная боль, от которой не захотите избавляться. Поэтому по-настоящему сильные люди смеются, когда хочется разрыдаться. Они принимают всю боль и печаль, но все равно смеются вместе с теми, кто следует за ними. Сейчас вы можете плакать, когда хочется, но однажды вы должны стать такими же сильными самураями.
Je suis la plaie et le couteau!
Je suis le soufflet et la joue!
Je suis les membres et la roue,
Et la victime et le bourreau! 
Je suis de mon coeur le vampire,
— Un de ces grands abandonnés
Au rire éternel condamnés
Et qui ne peuvent plus sourire!
          

    
              Я — нож, проливший кровь, и рана,
Удар в лицо и боль щеки,
Орудье пытки, тел куски;
Я — жертвы стон и смех тирана! 
Отвергнут всеми навсегда,
Я стал души своей вампиром,
Всегда смеясь над целым миром,
Не улыбаясь никогда!
Мне по душе Заря с тимьяном в алых косах,
В рассветном золоте лиловые хребты,
Когда, раскрыв окно, невольно будишь ты
Веселым шумом сад, купающийся в росах.
Мне дороги стада на розовых откосах,
Покой воскресных дней и влажные цветы,
И беззаботный смех детей звонкоголосых,
И трепет девушки, чьи думы так чисты.
Но я ищу сердец, молитвенно безмолвных,
И сумрака лесов, осенней влагой полных,
И звона бубенцов в полночной тишине,
И света лунного в зашторенном окне,
И «грустного огня очей», – не оттого ли
Всего дороже мне душа, что поневоле
Не смеет обнажить невыплаканной боли.
Puis j'ai d'amour puis j'ai de fâcherie
Car je n'en vois nulle autre réciproque
Puis je me tais et puis je suis marrie
Car ma mémoire, en pensant, me révoque
Tous mes ennuis, dont souvent je me moque
Devant chaqun, pour montrer mon bon sens;
À mon malheur moi-même me consens
Et le celant je conclus
Que pour ôter la douleur que je sens,
Je parlerai, mais n'aimerai plus.
          

    
              Вначале была любовь, потом была досада
Потому как не было взаимности у нас
Затем я умолкла и вышла замуж.
Но воспоминания меня гнетут
И все невзгоды, над которыми я часто смеюсь
Демонстрируя всем свой добрый нрав;
На несчастья эти я сама согласилась
И храня всё это в сердце своём, я прихожу к мысли, что
Чтобы боль унять, что мучает меня
Я буду говорить, но больше не полюблю.
Как  буйный  ветер  океана,
Как глыба  льда,  что с гор  сбежала,
Как извержение  вулкана,
Как тихий  шёпот:  «Я  люблю…»,
И  как урановый  рудник,
Как наступающий  ледник,
Как бьющий  из земли  родник,
Как мир  объявшая  нирвана  -
Та  боль,  которую  терплю,
Встречая  холодность  твою.
— Потерпи, будет немного больно, — сказал врач пациенту.
— Больно? Как? Ещё? Ты ведь хотел избавить меня от боли, а не причинять её.
— Чтобы излечить боль, порой нужно её причинить, — ответил врач.
— Как же так? Что-то несуразное говоришь ты. Нельзя лечить боль, причиняя её. А я хочу без боли, и чтобы приятно было, потому что так я хочу, так мне нравится, — тоном капризного ребёнка сказал пациент.
— Но тебе это не пойдёт на пользу, а только навредит.
— Но как может навредить то, что нравится и приносит удовольствие? А, может, ты не хочешь, чтобы мне было хорошо?
— Хочу и поэтому так говорю, — ответил врач.
— Если бы я хотел, чтобы мне причинили боль, то обратился бы к врагам. Уходи. Ты плохой лекарь.
Позвал больной другого «лекаря», который сказал, что ничего не надо делать и боль сама пройдёт. Обрадовался пациент. Но вскоре он умер, потому что болезнь была уже запущена и распространилась по всему телу.
Загрузить еще