Цитаты по тегу счастье

Дочка, делай то, отчего почувствуешь себя счастливой. Она и правда хотела, чтобы ты могла выбирать. Выбирать любимую работу, а не цепляться за первую попавшуюся только потому, что больше ничего не умеешь. Я, правда, не уверен, что твоя работа делает тебя такой уж счастливой. Деньги – это не все, сама знаешь.
Разыщу я однушку, нарисую татушки и уеду в Санкт-Петербург,
Я устроюсь в «Афишу», разгорится кострищем зависть бабушкиных подруг.
Это мне сказал сделать Слава — мой хороший друг:
Чемодан, вокзал, поезд «Москва-Санкт-Петербург».
Торговый представитель, секретарша и топ-менеджер идут обедать и находят античную лампу. Они потирают ее, и из нее появляется Джин. Он говорит: «Я исполню по одному желанию каждого из вас».
«Я первая, я первая!», — говорит секретарша. «Я хочу сейчас быть на Багамах, на катере, и не думать ни о чем». Пшш! Она исчезает.
«Теперь я, теперь я», — говорит торговый
представитель. «Я хочу быть на Гавайях, отдыхать на пляже, с массажем, бесконечным запасом пина колады и любовью всей моей жизни». Пшш! Он исчезает.
«Теперь твоя очередь», — говорит Джин топ-менеджеру.
«Я хочу, чтобы те двое вернулись в офис после обеда». 
Мораль истории: всегда давайте Вашему боссу высказаться первым.
Работали как-то три человека, которые что-то строили. Занимались-то все одним и тем же, но когда их спросили, что они делают, ответы были разные. Один сказал: «Я дроблю камни», другой сказал: «Я зарабатываю себе на жизнь», третий ответил: «Я строю храм».
Два дровосека как-то поспорили, кто из них нарубит больше леса с утра и до четырёх часов пополудни.
С утра мужчины разошлись по своим позициям. Поначалу они работали в одном темпе. Но через час один из них услышал, как второй перестал рубить дерево. Поняв, что это его шанс, первый лесоруб удвоил свои усилия.
Прошло десять минут, и он услышал, что второй дровосек снова принялся за работу. И снова они работали почти синхронно, как вдруг первый лесоруб опять услышал, как его противник снова остановился. Вновь дровосек обрадовано принялся за работу, уже ощущая запах победы.
И так продолжалось целый день. Каждый час один из лесорубов останавливался на десять минут, а второй продолжал работу. Когда время истекло, тот, что работал не переставая, был совершенно уверен — приз у него в кармане. Каково же было его удивление, когда он узнал, что ошибся.
— Как это получилось? — спросил он своего напарника. — Каждый час я слышал, как ты на десять минут прекращаешь работу. Как ты умудрился нарубить больше дерева, чем я? Это невозможно!
— На самом деле всё очень просто, — прямо ответил тот. — Каждый час я останавливался на десять минут. И в то время, как ты продолжал рубить лес, я точил свой топор.
Пустынник увидал раз в лесу сокола. Сокол принёс в гнездо кусок мяса, разорвал мясо на маленькие кусочки и стал кормить галчонка.
Пустынник удивился, как так сокол кормит галчонка, и подумал: «Галчонок, и тот у Бога не пропадёт, и научил же Бог этого сокола кормить чужого сироту. Видно, Бог всех тварей кормит, а мы всё о себе думаем. Перестану я о себе заботиться, не буду себе припасать пищи. Бог всех тварей не оставляет, и меня не оставит».
Так и сделал: сел в лесу и не вставал с места, а только молился богу. Три дня и три ночи он пробыл без питья и еды. На третий день пустынник так ослабел, что уж не мог поднять руки. От слабости он заснул. И приснился ему старец. Старец будто подошёл к нему и говорит:
— Ты зачем себе пищи не припасаешь? Ты думаешь Богу угодить, а грешишь. Бог так мир устроил, чтоб каждая тварь добывала себе нужное. Бог велел соколу кормить галчонка, потому что галчонок пропал бы без сокола; а ты можешь сам работать. Ты хочешь испытывать бога, а это грех. Проснись и работай по-прежнему. Пустынник проснулся и стал жить по-прежнему.
Choose a job you love, and you will never have to work a day in your life.
          

    
              Найдите работу, в которую влюбитесь, и вам больше не придётся трудиться ни одного дня в жизни.
(Выберите себе работу по душе, и вам не придётся работать ни одного дня в своей жизни.)
Thinking is the hardest work any one can do—which is probably the reason why we have so few thinkers.
          

    
              Думать – самая трудная работа; вот, вероятно, почему этим занимаются столь не многие.
(Самая трудная вещь на свете — это думать своей собственной головой. Вот, наверное, почему так мало людей этим занимаются.)
Вместе мы вернем наши рабочие места, вернем нашу фабрику и вернем нашу американскую мечту. Да благословит Вас Бог и да благословит Бог Америку. Большое спасибо.
— Привет, Майкл.
— Дэвид. Вот это мило! А мне никто не сказал, что это двойное свидание. Извините, парни, но этот сладострастный жеребец — весь мой.
— Блестяще. Амиго, я — Стив Хейнс, но ты, наверно, это уже знаешь.
— Извини, но у тебя, кажется, бейджик отвалился.
— Жестоко! Мне нравится. Надо будет это записать... и всадить тебе пулю в башку, мудила ты надоедливый. Андреас, ты записываешь? Это же просто потрясающе! Это обязательно должно войти в моё шоу. Ты видел моё шоу?
— «Как одеться, словно ты — коммивояжёр в дешёвом гольф-клубе»?
— Итак... Отлично сработано в деле... э-э... нашего друга мистера К.
— Не стоит благодарности. Обожаю помогать правительству — особенно когда оно воюет само собой.
— Но ты совершил ошибку...
— В самом деле, сладкий?
— Заткнись, мать твою, пока я тебя не задушил. Шутки кончились, приятель. Ты будешь с уважением относиться ко мне и моей команде.
— Уточни, кто именно входит в твою «команду»: только вы трое или все ФРБ? А может, всё правительство? Потому что до сих пор мы не проявляли особого уважения к твоим коллегам.
— Тогда, может, начнёшь с меня, гений?
— Всё, я понял, приятель.
— К нам поступило сообщение о том, что мистера К. удерживают в местном отделении Управления.
— Я ведь только что с этим разобрался.
— Люди из Управления решили допросить его с пристрастием. А всё из-за твоей дурацкой выходки в морге. Нам нужно вытащить его, пока он не проболтался.
— Но я же просто выполнял указания агента Нортона.
— Ну значит, твоя первая ошибка в том, что ты связался со старым агентом, который живёт только за счёт былой славы. Теперь ты мой, амиго. От этого дела зависит моя карьера, а она много для меня значит. И раз уж все тут стали друзьями-приятелями, значит, она важна и для вас. А теперь бегите, детишки. Ну вот видишь, Дейв. Старого пса действительно можно научить новым трюкам!
Прогресс превратил нас в вымирающий вид. Машины, которые должны были стать нашими друзьями и помощниками, стали нашими конкурентами в борьбе за существование. Нас вынудили сражаться с ними за рабочие места, отстаивая своё право на будущее.
Мы возьмём в руки орудия нашего труда — молоты, гаечные ключи, дубинки — и уничтожим машины, положив конец бездумному, бездушному прогрессу.
Да, мы можем проиграть. Но разве это повод отказываться от борьбы?
[Пегги] Папа сказал нам быть дома до захода солнца.
[Анжелика] Папа не должен ничего знать.
[Пегги] Папа сказал не ходить в центр города.
[Элайза] Я же сказала, ты можешь идти обратно.
[Анжелика] Но – оглянись вокруг, оглянись вокруг,
В Нью-Йорке революция.
[Элайза/Пегги] Нью-Йорк!
[Труппа] Анжелика!
[Сестры Скайлер и труппа] Работа!
[Пегги] Плохо, что папа хочет идти на войну.
[Элайза] Люди кричат на площади.
[Пегги] Плохо, что на нашем берегу начнется насилие.
[Анжелика] Новые идеи витают в воздухе.
[Анжелика и мужской ансамбль] Оглянись вокруг, оглянись вокруг –
[Элайза] Анжелика, напомни мне, что мы ищем…
[Все мужчины] Она ищет меня!
[Анжелика] Элайза, я ищу работу для ума,
Я ищу работу для ума,
Я ищу работу для ума!
[Элайза/Анжелика/Пегги] Работу!
А я смотрю иногда в этот телевизор-то и думаю: нет, не может быть, чтобы вот такая красота на свете была! Смотрю и не верю! Думаю, нет! Наверное кино какое-нибудь такое красивое сняли. Музыки ещё, дыму, дыму всякого напустили, чтобы ещё больше красота была. А есть на свете один только наш Шипиловск и есть на свете только четыре эти наши улицы: Ленина, Свердлова, Красноармейская и Экскаваторная, а дальше всё там — лес, лес и лес... И вот сидят прям в воздухе какие-то люди, и вот они там чего-то всё для нас придумывают, всё чего-то там придумывают! Чтоб мы работали с утра до ночи на этой своей работе долбаной! Чтоб ни об чём не думали! Чтобы нас успокаивать! Вот чтоб мы, одни, как заведённые: с утра на работу — вкалывать, потом ещё на работу — вкалывать! И так каждый Божий день, каждый...
Я в страхе был воспитан,
Ребёнком тихим рос.
Но с детства стать бандитом
Хотелось мне до слёз.
Мечтал я стать всех выше
В один прекрасный миг:
И вот стою на крыше,
Я своего достиг!
Работа чистая, работа славная:
На крыше можно танцевать, а это – главное!
Работа чистая, работа славная:
Смотрю на всех я сверху вниз, а это – главное!
Если ты всегда будешь делать завтрашнюю работу сегодня, то последний день твоей жизни будет совершенно свободным.
Загрузить еще