Цитаты по тегу Бог

Тамплиеры были святым воинством. Людьми веры и меча, паломниками и солдатами, нищими и банкирами. Алый крест на их одеждах символизировал кровь Христову, пролитую во спасение всего человечества, и готовность самих тамплиеров проливать свою кровь ради служения Господу.
I've never felt this far from God
I almost feel like giving up again
In my bones, in my blood
There's a sickness I'd change if I could
But the fire that rages inside me
Erased all the good.
Father help me, do you understand?
All my life, I've been a wicked man
Show me mercy and comfort me
I need to find redemption
(I'm just trying to find some)
Redemption...
          

    
              Я никогда не чувствовал себя настолько далеко от Бога,
Мне кажется, я вот-вот сдамся.
В моих костях, в моей крови
Засела болезнь, которую я искоренил бы, если б мог.
Но огонь, который бушует внутри меня,
Сжег дотла всё хорошее.
Отец, помоги мне, поймешь ли меня?
Всю свою жизнь я был грешником.
Прояви милосердие и приюти меня,
Мне нужно найти искупление.
(Я лишь пытаюсь найти)
Искупление...
All the good girls go to Hell
'Cause even God herself has enemies,
And once the water starts to rise,
And Heaven's out of sight,
She'll want the Devil on her team.
My Lucifer is lonely.
          

    
              Все хорошие девочки попадают в ад,
Ведь даже у самой бога есть враги,
И когда начнёт прибывать вода
И рая уже не будет видно,
Ей захочется, чтобы дьявол был с ней заодно.
Моему Люциферу одиноко.
В смысле много боли, всё на своих местах
Чёрные бемоли, пепел на глазах.
Так танцует свет на белых парусах
И ответов нет, Бог спит на небесах.
Бога нет, и Он есть.
Он – это всё, что ты видишь вокруг.
Вся энергия во вселенной и тот вечный закон, по которому всё существует. Та неумолимая логика, которой следует мироздание.
Почувствуй эту силу.
Пойми, чего хочет Вселенная, и стань проводником её Воли.
Верши неизбежное.
Используй силу и позволь силе использовать тебя и…
Ты сокрушишь великих!
Dear god if you were alive
You know we'd kill you.
          

    
              Дорогой господь, если бы ты был жив,
Ты знаешь, мы бы тебя убили.
Ты когда-нибудь чувствовал присутствие Бога? Как ты думаешь, Бог похож на человека? Какую же форму он принимает? А что, если мир, это всего лишь игра Дьявола? Они говорят, что жизнь — это высшая ценность... Но что, если это ложь?
Это была одна из проблем Советского Союза. Когда они решили взять из христианства то, что им нравится, убрав оттуда Бога, то многие вещи посыпались, продержавшись какое-то время.  И стало ясно, что это — не настоящее. Это не о том, о чём было изначально. И тогда все надстройки и великолепные достижения Советского Союза и огромные его реальные успехи, все они стояли на каком-то фундаменте, и этот фундамент как песок начал уходить из-под них. И это огромное здание успехов начало уходить куда-то вниз.
На мой лично взгляд, проблема здесь очень простая. Если вы отказываетесь от религиозных истин, от Бога, на его место приходит некая фальсификация. Моё глубокое убеждение, что природа вещей такова. Есть как бы похожие друг на друга вещи, но с Богом — это реальная ценность, любовь, например, а без Бога — это подделка и пародия, порнография, и всё, что с этим связано. Вот так же и здесь. Как только Запад отказался от религиозных основ, начал разрушать их во имя новых ценностей квази-религии, тут же это по названию хорошее начало превращаться в мусор, в некое зловоние, в пародию на само себя. Любовь и уважение к человеку стало превращаться в свою противоположность, в глупость несусветную, в издевательство над здравым смыслом. И всё, что происходит с Западом — это закономерность, потому что его отказ от истинных ценностей, которые они оправдывают прогрессом, в том числе, более широким взглядом на вещи, приводит к тому, что никаких ценностей не остаётся вообще. Эти новые ценности превращаются в свою противоположность, в лучшем случае в пародию, а в худшем — в откровенное издевательство.
Душа имеет разное количество бит, разное количество информации. Даже у жука, у червяка есть душа, но у него попроще. Она постепенно развивается, насыщается, становится сложней. Но, конечно, нет такой души, как у человека, если тем более человек верующий, религиозный. Ведь атеисты это тоже религиозные люди. Потому что надо верить, что Бога нет. Один верит, что Бог есть, а другой верит, что его нет. Потому что доказать, что Бога нет также сложно, как и доказать, что он есть.
Акробат одиноко взобрался на вышку
Озирает толпу, что жует и молчит
Но оркестр умолк барабан закатился
Сладострастные дамы прижались к мужьям
А внизу хохотал размалеванный клоун
На спине расточая луну богачей
Он доподлинно знал о присутствии Бога
Профессиональный секрет циркачей
Племя… Какое же вырастет племя?
Если мужчины жаждут мужчин…
Как понесёте вы тяжкое бремя,
Дав содомитам почесть и чин?
Будет для аггела смех да умора,
Мир, превращая в адскую печь,
Скоро добьётся: вторая Гоморра
Грянет! Придётся снова всех сжечь…
В этой ужасной для глаз суматохе
Кто же возьмется вновь разбирать?
Где раздаются невинные охи,
Где лишь такие — кому умирать…
Кто же на этот раз слово замолвит,
Лично вмешавшись в то, что грядёт?
Правом и силою праведной крови,
Лотов от смерти грозной спасёт…
Он еще не сыграл Калибана.
Монографий не публиковал.
Он — фундамент без цек и изъянов,
Отражение наших зеркал.
Мы во взрослом погрязнули мире
Он — частично еще в другом,
Где отличные ориентиры.
Он рожден был всему творцом.
Он не знает фашизма, мачизма.
О войне и главенстве рас.
Ни того, по каким причинам
Это все стало частью нас.
Для чего же ты молишься богу
Среди сводов холодных церквей?
Суть всего бытия не в чертогах,
А во взгляде души твоей.
Настоящее свету причастие -
Где вокруг только горы и степь.
Ты познаешь простое счастье,
разделяя с бродягой хлеб.
Передай этот свет ребенку,
Хрупкий мир детских грез сохранив.
Его грани до крайности тонки.
Нет границ материнской любви.
Спросили раз художника:
– Кого труднее всего нарисовать?
Ответил художник:
– Петуха труднее всего нарисовать.
– А кого легче всего нарисовать?
– Легче всего рисовать бога или привидение, – ответил художник.
Удивились люди:
– Как же так, петуха нарисовать трудно, а бога или привидение – легко?!
Сказал художник:
– Потому что петуха люди постоянно видят. Стоит художнику нарисовать его без гребешка или без хвоста, с рогами или на трех ногах – и все скажут, что художник не умеет рисовать. Но бога или привидение никто не видел и не увидит. И потому рисовать их легко и просто. Никто не скажет, что художник нарисовал не так.
Был один простодушный поселянин, который жил трудaми рук своих, но зaрaбaтывaл очень мaло: едвa достaвaло ему, чем прокормить себя и семью свою. Рaз пошёл он к берегу моря, присел нa кaмень и стaл смотреть, кaк к пристaни подходили большие корaбли с богaтыми товaрaми, и кaк потом эти товaры выгружaли и везли в город для продaжи. И зaпaлa ему в голову грешнaя мысль: «Зaчем Господь одним людям послaл богaтство и всякое довольство, a других остaвил жить в бедности?» И нaчaл он роптaть нa свою горемычную долю. Между тем полуденное солнце сильно пекло; беднякa стaлa одолевaть дремотa, и он незaметно зaснул. И снится ему, что стоит он у подошвы высокой горы; подходит к нему почтенный стaрец с длинною бородою и говорит ему:
— Иди зa мной!
Он послушaлся и пошёл зa ним. Долго они шли и, нaконец, пришли нa тaкое место, где лежaло великое множество крестов всякого видa и рaзличной величины. Были кресты большие и мaлые, золотые и серебряные, медные и железные, кaменные и деревянные. И говорит ему стaрец:
— Видишь, сколько здесь крестов? Выбирaй себе любой и неси его нa вершину той сaмой горы, которую ты видел пред собой.
Взглянул нaш простец нa золотой крест: тaкой он крaсивый, точно крaсное солнышко блестит. Понрaвился ему этот крест, и он хотел взять его нa плечи, но сколько ни трудился, не мог этот крест не только поднять, но и с местa сдвинуть.
— Нет, — говорит ему стaрец, — видно, не внести тебе этого крестa нa гору. Бери другой — серебряный. Может быть, он будет по силaм.
Взял простец серебряный крест. Этот был, прaвдa, легче золотого, но всё-тaки и с ним он ничего не мог поделaть. То же было и с медным, и с железным, и с кaменным крестaми.
— Нечего делaть, — говорит ему стaрец, — бери один из деревянных крестов.
Тогдa взял себе простец сaмый мaлый из деревянных крестов и легко и скоро отнёс его нa ту гору. Обрaдовaлся он, что нaшёл, нaконец, один крест по своим силaм, и спросил своего спутникa:
— А кaкaя нaгрaдa мне будет зa это?
— Чтобы ты сaм рaссудил, чем нaгрaдить тебя, — отвечaл ему тот, — я открою тебе, что это зa кресты, которые ты видел. Золотой крест, который тaк тебе снaчaлa приглянулся, — это цaрский крест. Ты себе думaешь: кaк хорошо и легко быть цaрём. А того не сообрaжaешь, что цaрскaя влaсть — сaмый тяжёлый крест. А серебряный крест — это крест всех тех, кто влaстью облечён, — это крест пaстырей Церкви Божией, крест ближaйших слуг цaрёвых. У всех них тоже много зaбот и скорбей. Медный крест — это крест всех тех, кому Бог богaтство послaл. Ты вот им зaвидуешь и думaешь, кaкие они счaстливые. А богaтым тяжелее жить, чем тебе. Тебе, после своих трудов, можно спокойно уснуть: никто не тронет твоей убогой хaты и твоего мaлого добрa. А богaтый человек всегдa — и днём и ночью — боится, кaк бы кто-нибудь не обмaнул его, не обокрaл, не поджёг его дом. Кроме того, богaтый зa богaтство своё ответ Богу дaст: кaк он своё богaтство употребляет. А случится бедa — обнищaет богaч: сколько скорбей тогдa нa него обрушится! А вот железный крест — это крест людей военных. Порaсспроси тех, которые бывaли нa войне, и они скaжут тебе, кaк им чaсто приходилось проводить ночи нa голой, сырой земле, терпеть голод и холод. Кaменный крест — это крест людей торговых. Тебе нрaвится их жизнь, потому что им не приходится рaботaть, кaк тебе? Но рaзве не бывaет, что едет купец зa море, трaтит весь свой кaпитaл нa товaр, a товaр весь гибнет от корaблекрушения, и возврaщaется несчaстный купец домой совершенным бедняком? А вот деревянный крест, который ты тaк легко внёс нa гору, это и есть твой крест. Ты жaловaлся, что жизнь у тебя труднaя, a теперь вот видишь, что онa горaздо легче, чем жизнь других людей. Знaл сердцеведец Господь, что во всяком другом звaнии и положении ты погубил бы свою душу, вот Он и дaл тебе крест сaмый смиренный, сaмый лёгкий — крест деревянный. Итaк, ступaй и не ропщи нa Господa Богa зa свою бедную долю. Господь дaёт кaждому крест по его силaм — сколько кто может снести.
При последних словaх стaрцa поселянин проснулся, поблaгодaрил Богa зa врaзумительный сон и с того времени никогдa больше не роптaл нa Богa.
Жил на свете мужчина. Он славился своим спокойствием, доброжелательностью и мудростью. Любое дело, за которое он брался, у него получалось отлично. Все его уважали, часто приходили за советом. Однажды к нему пришёл сосед, который ему во всём завидовал. Он был величав и горд.
— У меня в жизни всё есть! — сказал сосед уважаемому мужчине. — Я живу в полном достатке. Но тебя в городе уважают больше, чем меня. Как, по-твоему, на кого я похож?
Мудрый человек улыбнулся и говорит:
— Ты похож на Бога.
Завистливый сосед довольно улыбнулся. Но ему хотелось сделать какую-нибудь гадость приятелю, поэтому он выкрикнул:
— Зато ты похож на кучу навоза! Мне непонятно, почему весь город к тебе таскается!
Ничего не ответил на это мудрый человек, лишь слегка улыбнулся. Это ещё больше разозлило соседа. Но он продолжал:
— Почему ты не обижаешься на мои слова, ведь ты назвал меня Богом, а я тебя — навозом.
— А на что здесь обижаться? — ответил мудрый человек. — Кто познал в себе Бога, тот видит его и в других людях. А тот, кто полон навоза, видит вокруг лишь навоз.
Пустынник увидал раз в лесу сокола. Сокол принёс в гнездо кусок мяса, разорвал мясо на маленькие кусочки и стал кормить галчонка.
Пустынник удивился, как так сокол кормит галчонка, и подумал: «Галчонок, и тот у Бога не пропадёт, и научил же Бог этого сокола кормить чужого сироту. Видно, Бог всех тварей кормит, а мы всё о себе думаем. Перестану я о себе заботиться, не буду себе припасать пищи. Бог всех тварей не оставляет, и меня не оставит».
Так и сделал: сел в лесу и не вставал с места, а только молился богу. Три дня и три ночи он пробыл без питья и еды. На третий день пустынник так ослабел, что уж не мог поднять руки. От слабости он заснул. И приснился ему старец. Старец будто подошёл к нему и говорит:
— Ты зачем себе пищи не припасаешь? Ты думаешь Богу угодить, а грешишь. Бог так мир устроил, чтоб каждая тварь добывала себе нужное. Бог велел соколу кормить галчонка, потому что галчонок пропал бы без сокола; а ты можешь сам работать. Ты хочешь испытывать бога, а это грех. Проснись и работай по-прежнему. Пустынник проснулся и стал жить по-прежнему.
В одном лесу росли два дерева. Когда капли дождя падали на листья или вода омывала корни первому дереву, оно впитывало в себя совсем немного и говорило: «Если я возьму больше, что останется другим?»
Второе дерево забирало всю воду, которую природа давала ему. Когда солнце дарило свет и тепло второму дереву, оно наслаждалось, купаясь в золотистых лучах, а первое забирало себе лишь малую часть.
Прошли годы. Ветви и листья первого дерева были настолько малы, что не могли впитать даже каплю дождя, солнечные лучи не могли пробиться к скудным плодам, теряясь в кронах других деревьев.
«Я всю жизнь отдавало другим, а теперь взамен не получаю ничего», – тихо повторяло дерево вновь и вновь. Рядом рос второй герой нашей притчи, роскошные ветви которого были обильно украшены большими плодами. «Спасибо тебе, Всевышний, за то, что ты дал мне в этой жизни все. Теперь, спустя годы, я хочу отдать в сотни раз больше, поступив так, как поступаешь ты. Под своими ветвями я укрою тысячи путников от палящего солнца или от дождя. Мои плоды будут радовать многие поколения людей своим вкусом. Спасибо, что ты дал мне эту возможность – дарить», – так говорило второе дерево.
Жил был один человек. Утром он отправлялся на работу, вечером возвращался домой, а ночью спал, впрочем, как и все люди. И в одну из ночей приснился ему сон... 
Снится ему, что идет он по пустыне. Идти очень тяжело – ноги вязнут в песке, солнце жарит немилосердно, а вокруг – безжизненное пространство. Но все же иногда, когда пройдены многие километры пути, на горизонте вспыхивает маленькая зеленая точка, которая, постепенно приближаясь, постепенно превращается в оазис. Здесь и вода родниковая наконец смочит потрескавшиеся губы, и трава зеленая глаза успокоит, и птицы своим щебетом усладят слух путника. Посидит он в этом месте, восстановит силы и снова двигается в путь. 
И опять  раскаленный песок до самого горизонта и конца ему не видно. И этот путь через пустыню – как будто жизнь его. Но самое главное, что все время, когда он оглядывается назад — он видит рядом со своими следами еще одну цепочку следов. И знает он, что это следы Бога, что в самые трудные минуты  Бог не оставляет его, а идет рядом. И от этого знания на душе становится значительно легче. 
Но однажды произошло вот что — шел он уже много-много дней, а оазиса на его пути все не попадалось. Ноги путника покрылись струпьями и кровоточили, губы ссохлись и уже не могли произнести ни проклятия, ни молитвы, на разум упало тяжелое, густое марево. Казалось – все высохло, и не осталось ни капли влаги во всем мире. 
И вот душная пелена совсем накрыла его разум, и он почувствовал приближение смерти, от чего стало ему ужасно страшно, и он потерял сознание. Долго ли, коротко ли это продолжалось — он так никогда и не узнал, но через какое-то время очнулся он оттого, что повеяло на него прохладой. Открыл он глаза, прополз несколько шагов, каждой клеточкой иссохшего тела ощутив долгожданную воду. Он пил очень долго, и капля за каплей вливались в него душевные и телесные силы. Он вновь возвращался к жизни. Напившись, он по обыкновению обернулся назад, и к своему удивлению увидел лишь одну цепочку следов, которая, петляя, уходила за горизонт. 
Тогда, с великим негодованием, он обратился к небесам: «Да как ты мог, в самый тяжелый момент, когда я чуть ли не умер, когда твоя помощь была нужна мне больше всего на свете, как ты мог оставить меня, Господи?» 
И его чувство было настолько сильным и искренним, что он не слишком удивился, когда с неба послышался голос, отвечающий на его вопрос: «Посмотри внимательно, человек. Когда тебе было совсем плохо, когда у тебя не было сил идти, когда ты потерял надежду и чудом не потерял жизнь, тогда... 
Я нес тебя на руках!
Жила-была одна женщина. Она была очень религиозна, суеверна и очень любила Господа. Каждое утро она ходила в церковь. На улице дети что-то кричали ей вслед, нищие просили у неё милостыню, но она была настолько погружена в молитвы, что абсолютно никого не замечала.
Однажды она, как обычно, шла по улице и добралась до церкви ко времени начала службы. Женщина толкнула дверь, но та не открылась. Женщина толкнула дверь сильнее, но дверь оказалась запертой.
Расстроенная тем, что ей впервые за долгие годы придётся пропустить службу и, не зная, что делать, она взглянула вверх. И там, как раз напротив её лица, она заметила записку, приколотую к двери. На ней было написано: «Я не здесь!»
Жил однажды мальчик, который каждый день тайком убегал в лес на несколько минут. Его отец начал волноваться. Что мальчик мог там делать каждый день? Однажды отец спросил его:
— Зачем ты проводишь так много времени в лесу?
И мальчик ответил:
— Чтобы быть ближе к Богу.
— Ну, — сказал с облегчением отец, — для этого тебе не нужно идти в лес. Бог повсюду. В лесу Бог не другой, чем в любом другом месте.
— Да, папа, — улыбнулся мальчик, — но в лесу я становлюсь другим.
Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идёт песчаным берегом, а рядом с ним — Господь. На небе мелькали картины из его жизни, и после каждой из них он замечал на песке две цепочки следов: одну — от его ног, другую — от ног Господа.
Когда перед ним промелькнула последняя картина из его жизни, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепочка следов. Заметил он также, что это были самые тяжёлые и несчастные времена в его жизни.
Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа:
— Не Ты ли говорил мне: если последую путём Твоим, Ты не оставишь меня. Но я заметил, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе?
Господь отвечал:
— Моё милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге. Потому что в те времена Я нёс тебя на руках.
Стояло засушливое лето, и фермеры, жители небольшого посёлка, были обеспокоены тем, что будет с их урожаем. В один воскресный день после мессы они обратились к своему пастору за советом.
— Отец, мы должны что-то делать, или мы потеряем урожай!
— Всё, что от вас требуется, — это молиться с абсолютной верой. Молитва без веры — это не молитва. Она должна исходить из сердца, — ответил священник.
Всю следующую неделю фермеры собирались дважды на день и молились, чтобы Бог послал им дождь. В воскресенье они пришли к священнику.
— Ничего не получается, отец! Мы каждый день собираемся вместе и молимся, а дождя всё нет и нет.
— Вы действительно молитесь с верой? — спросил их священник.
Они стали уверять его, что это так. Но священник возразил:
— Я знаю, вы молитесь без веры, потому что ни один из вас, идя сюда, не захватил с собой зонтик!
Один ответственный работник очень торопился на важную встречу. Он въезжает на автостоянку и ищет место, чтобы припарковать автомобиль. И естественно, ни одного свободного места нет… Он уже опаздывает, очень переживает и решает обратиться к Всевышнему с просьбой: “Господи! Помоги мне найти место на стоянке! Это для меня очень важно! Я пересмотрю своё поведение, буду вести себя хорошо, буду любить ближнего и защищать слабого!”… И тут он видит, что одна машина вдруг выезжает и освобождает ему место… Тут же прекратив молитву, он говорит, обращаясь к Господу: “А, всё, всё, не надо! Место нашлось!
Однажды два предпринимателя, владевших маленькими фирмами, собрались в другой город на подписание договоров, которые позволили бы им увеличить производительность и, соответственно, доходы. По пути в аэропорт они попали в аварию и опоздали на самолёт, тем самым сорвав заключение контракта. Надо сказать, что самолёт, на котором они должны были лететь, потерпел крушение, и все пассажиры погибли.
Некоторое время предприниматели провели в больнице, залечивая свои раны, а выздоровев, они принялись заниматься своими обычными делами. До конца своих дней им так и не представилось случая расширить свой бизнес и увеличить свои доходы, но один из них был счастлив, а другой нет.
В чём же была разница, ведь внешне их жизни не изменились?
Вот именно, что только внешне их жизни не изменились. Дело в том, что первый предприниматель всю оставшуюся жизнь сетовал на судьбу, разрушившую его грандиозные планы, а второй — до конца жизни благодарил Господа за сохранённую жизнь.
— Скажите, Учитель, угодна ли Богу жизнь человека, который не делал добра, но и зла не совершал? — спросил ученик, имея в виду самого себя.
Учитель улыбнулся и ответил притчей:
— У одного хозяина было три работника, каждому из которых он дал по мешку зерна: полмешка каждому в пищу, а остаток — на посев. Через год они вернулись. Первый — с полупустым мешком зерна. То, что предназначалось съесть, он съел, а то, что нужно было посеять, осталось в мешке и испортилось, так что пришлось это негодное зерно выбросить. Второй пришёл с пустым мешком, ибо часть зерна проел, а остальное съели мыши. А третий бережно относился к полученному дару и большей частью зерна засеял своё поле, с которого собрал целый воз отменного зерна. Как ты думаешь, кто из работников угодил своему хозяину? — спросил Учитель.
— Конечно, тот, который посеял семена и собрал урожай.
— Так что ж ты спрашиваешь, угодишь ли ты Господу своим пустым мешком?
Как-то раз купец встретил на охоте знатного господина и, увидев, как он красив, и силён, и статен, и богато одет, подумал, что Бог, должно быть, благоволит к нему.
После охоты знатный господин пригласил купца переночевать к себе в замок. Увидев роскошные покои, пышную трапезу, красавицу жену, умных статных сыновей и дочек, он снова подумал, что Бог благоволит к этому человеку и поэтому, наверное, это очень хороший человек.
Но когда перед хозяйкой замка, сидевшей рядом с ним, поставили новое кушанье в человеческом черепе, у него кровь застыла в жилах и он сказал себе: «Наверное, и моя голова будет к утру тут красоваться!» После этого он не смог съесть ни кусочка, а когда слуги отвели его в спальню, не смог сомкнуть глаз до утра, считая хозяина самым бесчеловечным существом из всех, кого он знал.
Наутро хозяин позвал к себе гостя и объяснил:
— Обладатель черепа был некогда благородным рыцарем, соблазнившим мою жену. Я ставлю перед ней череп её возлюбленного, убитого мною в порыве ревности, в знак совершённого ею проступка. А ты, любезнейший, ступай с миром и впредь не пытайся судить о чужой жизни, пока толком её не узнаешь. А главное — не вздумай соблазнять жён людей, которые сильнее тебя.
Жил на свете человек, чье лицо было очень некрасиво и неприятно для окружающих. И вел он затворническую жизнь. И был он очень беден. Шил сам себе одежду и шапку. Одежда была из старой дряхлой ткани, которая свисала на худом состарившемся теле, а шапка — из овечьей шкуры, большая и высокая.
Ходил этот человек по городам и странам, из одного города в другой.
И как-то раз зашел он в один город. И стали над ним смеяться люди и тыкать пальцем — мол посмотрите — какой уродливый человек, да еще и в такой смешной шапке!
Человек повернулся к ним спокойно и сказал:
— Мир вам! Знайте, эту одежду создал я, и я прощаю вас, а что же касается моего тела, то его создал Всевышний Господь Бог — да простит Он вас.
Когда человек был ещё ребёнком, бабушка всегда говорила ему: «Внучек, вот вырастешь ты большой, станет тебе на душе плохо — ты иди в храм, тебе всегда там легче будет».
Вырос человек. И стало ему жить как-то совсем невыносимо. Вспомнил он совет бабушки и пошёл в храм. И тут к нему подходит кто-то: «Не так руки держишь!» Вторая подбегает: «Не там стоишь!» Третья ворчит: «Не так одет!» Сзади одёргивают: «Неправильно крестишься!» А тут подошла одна женщина и говорит ему:
— Вы бы вышли из храма, купили себе книжку о том, как себя здесь вести надо, потом бы и заходили.
Вышел человек из храма, сел на скамейку и горько заплакал. И вдруг слышит он голос:
— Что ты, дитя моё, плачешь?
Поднял человек своё заплаканное лицо и увидел Христа. Говорит:
— Господи! Меня в храм не пускают!
Обнял его Иисус:
— Не плачь, они и меня давно туда не пускают.
Загрузить еще