Цитаты по тегу помощь

Было это на самом деле или нет – никто уж и не знает, но притча гласит, что однажды Будда с учениками шел по полю и увидел, как у крестьянина вол провалился в большую яму. Крестьянин же спустился в яму и пытался вытащить вола, но у него ничего не получалось.
Тогда Будда велел ученикам помочь крестьянину. Ученики спрыгнули в яму, помогли крестьянину вытащить вола и отправились дальше вместе с Буддой.
Через некоторое время они увидели ту похожую ситуацию: вол провалился в яму, а крестьянин сидел на краю ямы и горько плакал. Будда посмотрел на него и, не говоря ни слова, пошел дальше.
Ученики удивились и спросили:
— Учитель, а учитель, почему ты не приказал нам помочь этому крестьянину?
Будда посмотрел на учеников и спросил их:
— Как именно помочь? Помочь плакать?
В одном лесу росли два дерева. Когда капли дождя падали на листья или вода омывала корни первому дереву, оно впитывало в себя совсем немного и говорило: «Если я возьму больше, что останется другим?»
Второе дерево забирало всю воду, которую природа давала ему. Когда солнце дарило свет и тепло второму дереву, оно наслаждалось, купаясь в золотистых лучах, а первое забирало себе лишь малую часть.
Прошли годы. Ветви и листья первого дерева были настолько малы, что не могли впитать даже каплю дождя, солнечные лучи не могли пробиться к скудным плодам, теряясь в кронах других деревьев.
«Я всю жизнь отдавало другим, а теперь взамен не получаю ничего», – тихо повторяло дерево вновь и вновь. Рядом рос второй герой нашей притчи, роскошные ветви которого были обильно украшены большими плодами. «Спасибо тебе, Всевышний, за то, что ты дал мне в этой жизни все. Теперь, спустя годы, я хочу отдать в сотни раз больше, поступив так, как поступаешь ты. Под своими ветвями я укрою тысячи путников от палящего солнца или от дождя. Мои плоды будут радовать многие поколения людей своим вкусом. Спасибо, что ты дал мне эту возможность – дарить», – так говорило второе дерево.
Жил был один человек. Утром он отправлялся на работу, вечером возвращался домой, а ночью спал, впрочем, как и все люди. И в одну из ночей приснился ему сон... 
Снится ему, что идет он по пустыне. Идти очень тяжело – ноги вязнут в песке, солнце жарит немилосердно, а вокруг – безжизненное пространство. Но все же иногда, когда пройдены многие километры пути, на горизонте вспыхивает маленькая зеленая точка, которая, постепенно приближаясь, постепенно превращается в оазис. Здесь и вода родниковая наконец смочит потрескавшиеся губы, и трава зеленая глаза успокоит, и птицы своим щебетом усладят слух путника. Посидит он в этом месте, восстановит силы и снова двигается в путь. 
И опять  раскаленный песок до самого горизонта и конца ему не видно. И этот путь через пустыню – как будто жизнь его. Но самое главное, что все время, когда он оглядывается назад — он видит рядом со своими следами еще одну цепочку следов. И знает он, что это следы Бога, что в самые трудные минуты  Бог не оставляет его, а идет рядом. И от этого знания на душе становится значительно легче. 
Но однажды произошло вот что — шел он уже много-много дней, а оазиса на его пути все не попадалось. Ноги путника покрылись струпьями и кровоточили, губы ссохлись и уже не могли произнести ни проклятия, ни молитвы, на разум упало тяжелое, густое марево. Казалось – все высохло, и не осталось ни капли влаги во всем мире. 
И вот душная пелена совсем накрыла его разум, и он почувствовал приближение смерти, от чего стало ему ужасно страшно, и он потерял сознание. Долго ли, коротко ли это продолжалось — он так никогда и не узнал, но через какое-то время очнулся он оттого, что повеяло на него прохладой. Открыл он глаза, прополз несколько шагов, каждой клеточкой иссохшего тела ощутив долгожданную воду. Он пил очень долго, и капля за каплей вливались в него душевные и телесные силы. Он вновь возвращался к жизни. Напившись, он по обыкновению обернулся назад, и к своему удивлению увидел лишь одну цепочку следов, которая, петляя, уходила за горизонт. 
Тогда, с великим негодованием, он обратился к небесам: «Да как ты мог, в самый тяжелый момент, когда я чуть ли не умер, когда твоя помощь была нужна мне больше всего на свете, как ты мог оставить меня, Господи?» 
И его чувство было настолько сильным и искренним, что он не слишком удивился, когда с неба послышался голос, отвечающий на его вопрос: «Посмотри внимательно, человек. Когда тебе было совсем плохо, когда у тебя не было сил идти, когда ты потерял надежду и чудом не потерял жизнь, тогда... 
Я нес тебя на руках!
Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идёт песчаным берегом, а рядом с ним — Господь. На небе мелькали картины из его жизни, и после каждой из них он замечал на песке две цепочки следов: одну — от его ног, другую — от ног Господа.
Когда перед ним промелькнула последняя картина из его жизни, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепочка следов. Заметил он также, что это были самые тяжёлые и несчастные времена в его жизни.
Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа:
— Не Ты ли говорил мне: если последую путём Твоим, Ты не оставишь меня. Но я заметил, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе?
Господь отвечал:
— Моё милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге. Потому что в те времена Я нёс тебя на руках.
На одинокого путника напали разбойники, которые, ограбив и избив, бросили его у дороги. Мимо проходил судья и, услышав стоны, подошёл к путнику и разузнал, что с ним случилось. Выслушав его рассказ, он сочувственно сказал, что поможет ему, обещая найти и наказать грабителей. С этими словами он развернулся и ушёл, торопясь исполнить свой человеческий долг.
Вскоре поблизости проходил почтальон, который тоже обещал помочь — передать его родным весть о нём и случившемся. Проезжал мимо и чиновник, заверивший пострадавшего, что поможет ему и позаботится о его жене и детях, если тот помрёт. Тут же проходил и священник, который также предложил человеку свою помощь — исповедать его, помолиться за него и, если будет нужно, отпеть его и проводить в мир иной. Шёл по этой дороге и репортёр, который не преминул во всех подробностях расспросить раненого о случившемся, а разузнав, поспешил в редакцию писать статью, пообещав, что его газета не оставит этот случай без своего внимания. Все они ушли с чувством выполненного долга, уверенные в том, что помогают бедняге.
Вскоре весь город знал о случившемся. Благодаря судье дело об ограблении приобрело большой резонанс. Священник не переставая молился и в своих проповедях осуждал насилие, бессердечность и равнодушие. Репортёры снабжали жителей города свежими новостями о судьбе потерпевшего, а почтальон разносил эти вести по домам. Все они ощущали свою причастность к «великому делу» любви и милосердия. И только один человек, услышав мольбу о помощи, оказал ту помощь, которая была действительно необходима. Он доставил раненого в больницу и оплатил услуги врача. Остальные даже не поняли, что он сделал. Новость о выздоровлении раненого была воспринята большинством горожан с оттенком грусти, ведь теперь они не смогут ему «помогать».
Однажды встретил сытый голодного и спрашивает:
— Брат, что с тобой случилось?
— Я не ел целую неделю, — ответил человек.
— Расскажи, как ты дошёл до этого?
— Я был таким глупым, что хотел разбогатеть игрой в карты, но всё проиграл, — грустно сказал он.
Сытый был образованным человеком и стал объяснять голодному о зле азартных игр. Бедняга покорно слушал его слова, грустно кивая головой, надеясь, что его ожидания не будут напрасными.
— Думаю, ты понял, что вёл себя неправильно, — сказал сытый через час наставлений.
Потом ему пришла на ум чья-то мудрая мысль о том, что лучшая помощь — дать человеку удочку и научить ловить рыбу, чем ежедневно кормить его. Так он и сделал — пошёл и купил самую дорогую удочку и начал учить беднягу ловить рыбу. К вечеру они так и ничего не поймали, и бедняк умер от голода.
Образованный человек был так воодушевлён открытием, что помогать другим так приятно, что он стал созывать всех бедняков к тому водоёму, чтобы читать им проповеди и учить ловить рыбу. Но мало кто шёл к нему в обучение, ибо большинство знали, что ожидать от него хотя бы корки хлеба всё равно, что ловить рыбу в том пруду, в котором её никогда не было.
Однажды слепой человек сидел на ступеньках одного здания со шляпой возле его ног и табличкой «Я слепой, пожалуйста помогите!»
Один человек проходил мимо и остановился. Он увидел инвалида, у которого было всего лишь несколько монет в его шляпе. Он бросил ему пару монет и без его разрешения написал новые слова на табличке. Он оставил ее слепому человеку и ушел.
Днем он вернулся и увидел, что шляпа полна монет и денег. Слепой узнал его по шагам и спросил не он ли был тот человек, что переписал табличку. Он также хотел узнать, что именно он написал.
Тот ответил: «Ничего такого, что было бы неправдой. Я просто написал ее немного по-другому». Он улыбнулся и ушел.
Новая надпись на табличке была такая: «Сейчас весна, но я не могу ее увидеть».
Маленький глиняный кувшинчик для воды стоял на столе. В углу комнаты на кровати лежал больной, томимый жаждой.
«Пить! Пить...» — поминутно просил он.
Близких не было дома, они ушли, оставив его одного. Мольба больного была так жалобна, что даже кувшинчик не выдержал. Он переполнился состраданием и, прилагая невероятные усилия, подкатился к постели больного, остановившись возле самой его руки. Больной открыл глаза, и взгляд его упал на кувшинчик. От этого зрелища он исполнился изумления и облегчения.
Собрав все свои силы, больной поднял кувшинчик и прижал его к горячим от жара губам, но только тут понял, что кувшин пуст... Последние силы больной потратил на то, чтобы швырнуть кувшинчик в стену. Тот разлетелся на бесполезные куски глины.
Не уподобляйся больному — не превращай в куски глины тех, кто стремится тебе помочь. Даже если их попытки тщетны, оцени по достоинству их усилие...
— Лучше бы зашить порез. Но и так можно.
— Вы не спрашиваете...
— Это меня не касается. Вам нужна помощь — какая разница, почему. Сегодня я обработаю вашу рану. А завтра вы сами кому-то поможете. Поодиночке не выжить.
После того, как я чуть не утонула, я решила, что никогда не буду слабее воды, и стала спасательницей. В первый день инструктор сказал, что мне предстоит видеть тонущих людей, и будет желание побежать и сделать всё возможное для их спасения. Но я должна остановиться. Ведь есть люди, которых мне уже не спасти — и они будут драться со мной, пытаться утащить с собой на дно.
Эй, сестрёнка! Надеюсь, до тебя с папой мои письма всё же доходят — обычно, они никогда не были надёжным способом связи, но по-другому дать о себе знать я пока не могу. В любом случае, если письма всё-таки не дошли, я хотела лишь сказать... прости меня. Прости за выбор, что мне пришлось сделать. Я помню, как ты сказала мне о бредовости этой затеи. После всего, что я прошла, я уже склонна согласиться с тобой.
Нам всем пришлось туго по дороге сюда — и это не считая чудовищ на нашем пути. С каждым шагом всё дальше от привычной нам жизни, каждое утро преподносило нам чувство ожидания чего-то нового за каждым новым поворотом, будь то маленькая удача или очередной кошмар. Иногда это неведение пугает, как и осознание того, что всё может стать только хуже. Однажды ты мне сказала, что плохие вещи просто случаются. Меня это злило, я не хотела этого слышать. Но сейчас я вижу, что ты была права.
Но именно поэтому я сейчас здесь. Делаю что могу, чтобы хоть кому-то помочь. Все мы чего-то лишились, и я видела, что потери делают с людьми. Но если бы мы каждый раз сдавалась, когда что-нибудь теряли, то нам бы не хватило сил двигаться дальше. Не было бы и шанса увидеть нечто прекрасное, что уже есть или ждёт нас дальше. Не смогли бы что-либо изменить к лучшему, будь то мы сами или же мир вокруг нас. Мы бы никогда не встретились бы с теми людьми, кто в трудную минуту пропал бы без нашей помощи.
Вот почему мы учились быть охотницами, Янг. Быть теми, кто хоть что-нибудь может сделать со всем плохим в нашем мире. Потому что всё ещё есть люди, что сбились с пути — и те, кто хотят поживиться на их несчастьях. Я знаю, что порой это звучит невероятно — каждый день бороться против чего-то, что никогда не победить. Но мы должны пытаться — если не ради себя, то хотя бы ради тех, что ещё можно спасти.
Я так по тебе скучаю. И по Вайсс и Блэйк. Но я думаю, ты бы гордилась тем, что мы с ребятами сделали для Мистраля. Даже дядя Кроу составил нам компанию! Он сказал, что организует нам встречу с профессором Лайонхартом, директором Хэйвена. Рассказал нам о некоторых... вещах, которые тебе тоже интересно было бы слышать. Вещах, которые я не могу доверить этому письму. Может быть, если ты присоединишься к нам, он тебе и сам о них расскажет. С падением Бикона папе самому нужно сосредоточиться на помощи остальным. И я понимаю, что ты сейчас хотела бы сосредоточиться на себе. Но согласись — было бы здорого команде RWBY собраться снова вместе.
До встречи. Твоя любящая сестра, Руби Роуз.
P.S. Ах да! Нужно будет дать тебе наш адрес в Мистрале. Жду не дождусь, когда ты всё же решишься присоединиться к нам. Теперь, когда мы прошли половину Анимы, мне кажется, что всё начинает налаживаться.
— Чем-то могу помочь?
— Эм... Да... Здесь есть Руби Роуз?..
— А что?!
— Ну...
— Я нашел его!
— Думаю ее дяди не помещает помощь...
— Я нашел его!
— Да, что там такое?! Может девушка спокойно почитать комиксы?! Ооххх... Кроу ты опять напился?..
— Может быть...
— У тебя серебреные глаза...
— Кто ты такой?
— Ааа... Что ж... Меня зовут Оскар Пайн...
— Ща будет
— Но возможно вы меня знаете как... Профессора Озбина...
— Ааа?  [Все вместе]
— Я СМОГ!!!
— Оу...
Не обращай на меня внимания... Я просто буду сидеть здесь, пока не умру от голода. Без проблем. Отличная идея. Знаешь, тут в углу лежит Бенни, убитый потусторонней энергией. Но вот его сердце не повреждено. Возможно, он сможет одолжить тебе его, чтобы в следующий раз, когда кому-то понадобится помощь... У тебя было достаточно сострадания чтобы сделать хоть что-нибудь! Ах!
[Вашингтон и труппа]
Сынок, мы уступаем в вооружении,
Уступаем в живой силе!
[Гамильтон]
Вам пригодится любая помощь, у меня есть друзья:
Лоренс, Маллиган, маркиз Лафайетт. Так, что еще?
[Труппа]
Мы уступаем в численности и организации!
[Гамильтон]
Нам понадобятся шпионы,
Кто-то из людей короля, кто-то, кто может провернуть пару дел.
Я напишу в Конгресс, сообщу, что нам нужны припасы,
А вы соберите людей, используйте эффект неожиданности.
Я поднимусь выше, займусь обработкой вашей информации,
До тех пор пока наша новая нация не окажется на высоте, сэр!
[Труппа]
Приветствуем генерала!
[Вашингтон]
И его верного помощника!
[Труппа]
БУМ!
[Washington & Company]
Son, we are outgunned!
Outmanned!
[Hamilton]
You need all the help you can get, I have some friends:
Laurens, Mulligan, Marquis de Lafayette! Okay, what else?
[Company]
Outnumbered, outplanned!
[Hamilton]
We’ll need some spies on the inside
Some king’s men who might let some things slide
I’ll write to Congress and tell them we need supplies
You rally the guys, master the element of surprise
I’ll rise above my station, organize your information
‘Til we rise to the occasion of our new nation, sir!
[Company]
Here comes the general!
[Washington]
And his right-hand man!
[Company]
BOOM!
[Гамильтон]
Они обрушились на наши дивизионы, подсчитывайте потери,
Мы должны остановить их и захватить преимущество,
Давайте займем позиции, господь даровал нам немало выдержки,
Гамильтон не покинет корабль, давайте захватим их пушки!
(БУМ!)
[Вашингтон]
(БУМ!) Пушечные выстрелы, кровь и брызги грязи…
(БУМ!) …пушечные выстрелы, мы покидаем Кипс Бэй…
(БУМ!) …еще один корабль, и…
(БУМ!) …мы только что потеряли южные оконечности…
(БУМ!) …нам нужно побыстрее добраться до Гарлема,
Мы не можем позволить себе еще один промах,
Оружие и лошади, пошевеливайтесь!
Я решил рассредоточить мои войска,
Они слишком упрямы с тех пор, как британцы захватили город,
Они готовы сдаться, столкнувшись с испытаниями.
Я кричу в лицо этой толпе мятежников:
«И это люди, с которыми я буду защищать Америку?»
Мы отправляемся в полночь, Манхэттен далеко.
Я не могу быть везде одновременно, люди,
Мне очень нужна помощь.
[Hamilton]
They’re battering down the Battery, check the damages
We gotta stop ‘em and rob ‘em of their advantages
Let’s take a stand with the stamina God has granted us
Hamilton won’t abandon ship, yo, let’s steal their cannons!
(Shh-BOOM!)
[Washington]
(BOOM) goes the cannon, watch the blood and the shit spray, and
(BOOM) goes the cannon, we’re abandoning Kips Bay, and
(BOOM) there’s another ship, and
(BOOM) we just lost the southern tip and
(BOOM) we’ve gotta run to Harlem quick,
We can’t afford another slip
Guns and horses giddy up,
I decide to divvy up my forces,
They’re skittish as the British cut the city up
This close to giving up, facing mad scrutiny
I scream in the face of this mass mutiny:
«Are these the men with which I am to defend America?»
We ride at midnight, Manhattan in the distance
I cannot be everywhere at once, people
I’m in dire need of assistance.
— Пока, малая!
— Железный Человек, вы уезжаете?! Вы обещали помочь мне с домашкой по физике!
— Эй, эй... Когда я в своих найках, я Тони. И у меня свидание!... Просто округли все до десятичной дроби, и все получится!
Загрузить еще