Цитаты по тегу принц

Правителей недолго свергнуть. И только в принцах есть особая прелесть. В их юности. В верности своему народу. В том, кем они должны стать. Они — следующее поколение правителей, и, убивая их, я убиваю будущее. Точно как учила меня мать.
When the future's architectured
By a carnival of idiots on show
You'd better lie low.
          

    
              Когда будущее строится
Кучей идиотов-показушников,
Тебе лучше не высовывать нос.
Мы вступаем в новый экономический период. Идет такое грядущее принципиальное изменение, что весь мир поделится… Задайте себе простой вопрос: а с чего вы решили, что бóльшая часть населения будет востребована в производственных цепочках? У вас будет дикое количество стран и народов, которые в принципе будут находиться мимо производственных циклов.  Их будут поддерживать, и этого достаточно. Ни производство продуктов питания, ни производство энергии, ни интеллектуального продукта — ничего не будет требоваться, чтобы вовлекать в это дело миллиарды. Мы подошли к новому этапу.
Когда у нас сейчас спорят, каким будет мир после коронавируса, главный ответ, что тенденция, с одной стороны, на усиление борьбы без правил, а с другой стороны, тенденция на усиление мира без правды, будет по-прежнему нарастать. К сожалению, мы это видим... Кстати, китайские товарищи это хорошо заметили, они же назвали политику США сегодня в мире политическим вирусом. Они были культурны в китайских традициях, потому что имели в виду, что США и является этим политическим вирусом. Который проникает внутрь здоровых клеток, уничтожает их, и из этих кирпичиков строит свою собственную экономику.
Мне кажется, мы говорим немного не о том. Мы уходим куда-то в политику, в экономику, в либеральные ценности. Тема не раскрыта. Потому что на самом деле вопрос, что будет после коронавируса — это вопрос абсолютно нравственный. Возможно, я скажу крамолу, потому что здесь есть люди более грамотные, но экономика восстановится, как только эпидемия пойдет на спад. Для религиозного человека есть замысел Творца. Вопрос: есть ли мы в этой жизни? Насколько мы соответствуем этому замыслу? Коронавирус — это часть замысла Творца. Важны выводы, которые мы из этого сделаем.  Парадоксальным образом мы сейчас отмечаем траур по поводу эртднитт, которая произошла примерно две тысячи лет назад, во втором веке. Эта болезнь в Талмуде называется дифтерия. Она поражает верхние дыхательные пути. В результате человек умирает от удушья. Да, есть вполне конкретные физические причины. Но параллельно с этим есть и духовные причины. Причины в том, что люди не уважали друг друга.  Так считали мудрецы, которые жили в то время. Мы говорили о том, изменится человек или нет. Антропоморфно человек не меняется очень давно. Когда мы говорим про изменение, то когда человек раскаивается — это и есть изменение. Он может оставаться тех же политических убеждений. Но вот чувство раскаяния... В еврейском языке есть слово «эмуна». Почти как иммунитет. Это — вера. Раскаяние — не обязательно в грехе. Это осознание, что мы зашли куда-то не туда. Это есть изменение. Внешне оно никак не проявляется. Если раскаются, больницы, конечно, не опустеют. Всевышний дал врачам право лечить. Врач лечит лекарством, а Всевышний помогает или не помогает. Есть еще дополнительное духовное усилие. Вопрос в том, насколько мы соответствуем духовным ценностям. Когда мы говорим о ценностях, мы вкладываем в это слово различный смысл.
Как завтра изменится общество? Прежде всего давайте поймем, что общество изменится ровно в той мере, в которой изменятся представления, ценности, идеалы и знания, которыми это общество и члены этого общества вплоть до индивида руководствуются при принятии тех или иных решений и совершении тех или иных действий. Мы подошли к первому этапу, он только обозначился. первый этап заключается в том, что, во-первых, надо  проблематизировать и отказаться от всего предыдущего. Кстати, придется сказать, что и эпоха последних сорока лет была эпохой нравственной и знаниевой лжи. Мы же сейчас с этим сталкиваемся.  Кстати, как будут разрушаться эти ведущие представления и императивы? Не очень просто. И сегодняшний день это прямо показывает. Смотрите. Нам же рассказывали здесь, и особенно с запада любили рассказывать нам про то, что человеческая жизнь является высшей ценностью и ради жизни конкретного человека выстраиваются все остальные институты в подчиненность этой высшей ценности. Кто нам это рассказывал? США и просвещенный западный мир. Сегодня в США и просвещенном западном мире самая высокая смертность от ковида, как ее ни учитывай. Итак, самая высшая ценность западного человека подвергнута поруганию.
Утро холодное, мокрые улицы -
сердце скучает по прежней весне.
Выпрямить спину и не сутулиться
что-то мешает сегодня мне.
Как бы срастись нам? Как бы нам встретиться?
Город застыл: ни людей, ни машин!
Сердце уже ни на что не надеется,
будто закрыто на карантин.
Хочется жизни обычной! Обыденной!
С книжкой в трамвай, и гонять по Москве.
Хочется выползти/ выбежать/ выйти нам,
спать до рассвета в весенней траве.
Кофе в ладони и свежую булочку
взять у кондитера, сесть на скамье!
После, свернув, на любимую улочку,
видеть как все улыбаются мне!
И, нагулявшись, вернуться к полуночи.
Вместе с тобой. И до самой зари
робко молчать о волнительном будущем,
чувствуя свет, проходящий внутри.
Even the smallest person can change the course of the future.
          

    
              И слабейший из смертных может изменить ход будущего.
(Даже самое маленькое создание может изменить будущее.)
(Любой может изменить свое будущее, если захочет.)
— Я должен отомстить. Я должен убить его!
— Мы отомстим вместе. Но здесь лежит будущее Норвегии. <...> Ты отомстишь за семью, это твое право и твой долг. Но это не поможет беззащитному малышу. Мы должны его спасти.
Я старался быть самоотверженным королем, но как у отца у меня есть корыстное пожелание — я хочу, чтобы вы с Эзраном были свободны. Сбросьте оковы истории, не дайте прошлому определить ваше будущее, как это произошло со мной. Освободитесь от прошлого, учитесь у него, поймите его и отпустите. Пусть Ваши сердца и воображение помогут вам создать лучшее будущее.
Мы говорим, что движемся сквозь время, из прошлого в будущее, точно так же, как корабль плывёт по волнам в неведомые моря. Иногда же мы ощущаем, будто наблюдаем за течением времени, находясь как бы неподвижно вне его, словно мы стоим на мосту и смотрим, как течение несёт ветки и листья куда-то вдаль.
События подобны этим листьям и веткам: они приближаются к нам из будущего, на какое-то мгновение находятся перед нами и потом уплывают, скрываясь в прошлом.
Прогресс превратил нас в вымирающий вид. Машины, которые должны были стать нашими друзьями и помощниками, стали нашими конкурентами в борьбе за существование. Нас вынудили сражаться с ними за рабочие места, отстаивая своё право на будущее.
Мы возьмём в руки орудия нашего труда — молоты, гаечные ключи, дубинки — и уничтожим машины, положив конец бездумному, бездушному прогрессу.
Да, мы можем проиграть. Но разве это повод отказываться от борьбы?
Александр Гамильтон,
Мы ждем твоего часа,
Ты никогда не отступишь назад,
Ты никогда не научишься делать что-то не торопясь.
О, Александр Гамильтон,
Когда вся Америка будет воспевать тебя,
Узнает ли кто, что тебе пришлось преодолеть?
Узнает ли кто, как ты переписал правила игры?
Мир уже никогда не будет прежним.
— Эй, Марси, пошли купим, что нужно для школы.
— Я уже месяц как все купила.
— Ясно, Марси... И ты, наверное, уже знаешь, куда будешь поступать после школы!
— И я уже записала трех моих детей в садик!
Финал — это всегда нелегко, обычно я столько всякого по-напридумываю, что никто не соответствует моим ожиданиям, и я разочарован. Я даже не знаю, почему для меня так важно, как здесь все окончится. Наверное, потому, что нам всем хочется верить, будто все, что мы делаем, важно, что люди прислушиваются к вам, что им важно, о чем мы думаем, а на самом деле радуетесь, если благодаря вам хотя бы один человек почувствовал себя лучше. Ведь главное — это люди, которые были в вашей жизни. В моей памяти всплывают лица, которые я видел раньше. Члены семьи, коллеги, ушедшая любовь, и даже те, кто ушел от нас. И когда я завернул за угол, они встретили меня волной моего опыта. Мне было очень приятно, но я знал что это закончится, и не стоит задерживаться в прошлом. А что касается будущего, то, благодаря Дену, я его больше не боялся: будущее будет таким, каким я его захочу, и кто может сказать, что этого может не случится? Кто рискнет сказать, что мои фантазии могут не сбыться? Ведь будущего не знает никто...
Мы сами создаём будущее, называя его потом судьбой. Самый простой способ выбрать свой путь — сказать, что это судьба. Но в итоге мы все живем с нашими решениями. Не важно, кто стоит у нас за спиной.
Не стало будущего. Раньше, в детстве, впереди всегда было что-то яркое, неизвестное. Жизнь! А сейчас я точно знаю, что будет потом — то же самое, что и сегодня. Заниматься буду тем же, в рестораны ходить те же, ну, в другие такие же. На машине ездить примерно такой же. Вместо будущего стало настоящее, просто, есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне мое настоящее-то нравится. Машины хорошие, рестораны вкусные... только, будущего жалко...
Загрузить еще