Цитаты по тегу дом

— Очень трудно объяснить, что такое хюгге, тем, кто незнаком с длинными темными месяцами скандинавской зимы. А они наложили отпечаток на нашу национальную душу. Нам, как нации, нравится наш дизайн, он доступен всем, независимо от классовой принадлежности, уровня образования или достатка. Каждому датчанину известны имена Арне Якобсена, Поуля Хеннингсена, Ханса Вегнера.
– Стулья, свет, архитектура. Кое-что было разработано этими дизайнерами в шестидесятые, но до сих пор выглядит свежо и современно.
– Вот именно. И это находит отражение у нас дома. Англичане, я слышала, говорят, что дом англичанина – его крепость, а для нас дом – это тихая гавань хюгге. Много времени, особенно зимой, мы проводим дома. Вот с годами наши дома и стали местом, которое можно сделать неповторимым, где можно отдохнуть, позаботиться о себе и о других. Доставить удовольствие тем, кто вам дорог. Друзьям и родным. Вечер может начаться в шесть часов и тянуться до часу ночи.
У каждого из нас в жизни есть люди, без которых мы не представляем своего существования. Сама мысль о том, что они могут исчезнуть, приводит нас в ужас. Мы слепо любим их и готовы бесконечно долго закрывать глаза на их ошибки и проступки. И это происходит до тех пор, пока в нас живёт вера в этого человека. Но лишившись её однажды, мы понимаем, что вместо него внутри осталась лишь пустота.
Родная душа – это тот, у кого есть ключи от наших замков, и к чьим замкам подходят наши ключи. Когда мы чувствуем себя настолько в безопасности, что можем открыть наши замки, тогда наши самые подлинные «я» выходят навстречу друг другу, и мы можем быть полностью и искренне теми, кто мы есть. Тогда нас любят такими, какими мы есть, а не такими, какими мы стараемся быть.
Теперь волчьи семьи маленькие, и то только зимой, а как волк кровь свежую почует — она ему в голову ударяет, древняя память просыпается, и мнится ему, что он — охотник, а за ним идет большой род. Вот тогда он и счастлив. Потому что за ним род.
Жалейте милых, коль сроднились с ними.
Сжились! Коль вы срослись уже в одно!…
Труднее нет, чем стать двоим родными.
Такое только раз один дано.
Не надо обижать их, дорожите
Привязанностью! Пусть тяжёлый быт
их не убьёт! Заботой окружите!
Прощайте их! Не помните обид.
Не обольщайтесь: дескать, век не прожит,
А женщинами полон шар земной!…
Никто, поверьте, заменить не сможет
Той,
Горько полюбившейся, одной…
Ты можешь не знать своих родителей, но твоя семья существует независимо от твоего знания или незнания. Ты можешь отдалиться от родственников, порвать с ними всякие отношения, но ты не вправе утверждать, что этих родственников у тебя нет.
Если слёз ты не лил от обиды и зла,
Если с горя и боли не плакал ни разу,
Значит, ты не любил никого никогда,
Принимая любовь за красивую фразу. 
Если кожу ты с рук никогда не срывал,
Если ссадин и крови не видел на теле,
Значит, ты не боролся, не рисковал,
Сам себя не познал на рискованном деле. 
Если прожил ты жизнь для себя самого,
Схоронясь от забот в элегантной квартире,
Значит, жизнь ты прожил, не поняв ничего,
Значит, ты и не жил в этом сказочном мире.
Ты не помнишь его глаз,
Ты не помнишь его рук,
А он очень тебя любил,
Но ушел почему-то вдруг.
Он ночами к тебе вставал,
Он тебя на руках носил,
Ведь он очень тебя любил,
Ведь он очень тебя любил...
Он сказал с поцелуем «Жди...»
И с улыбкой ушел в рассвет.
Ведь он очень тебя любил,
Но прошло почти двадцать лет.
Он тебе подарил жизнь,
Ты плыви по теченью рек,
Только помни — тебя он любил
И молись за него век.
Позвоните родным. Даже тем, на кого обижались.
Даже если никто не оценит такую попытку.
Сколько Новых годов нам от жизни грядущей осталось,
Мы не знаем. Пошлите хотя бы смешную открытку.
Обнимите друзей, поцелуйте родителей, деток.
Забываем мы часто простые великие жесты.
Утопаем в делах, суетимся то так, то вот этак,
Всё спешим и бежим, а на деле — кружимся на месте.
А родных не вернёшь. Растворяются в памяти лица,
Лишь на снимках давнишних они улыбаются снова.
Обнимите своих, не жалейте хорошее слово -
Мы не знаем, когда суждено им в ночи раствориться.
Начинается беседа
поднимается тема для обсуждения
в споре выявляются различия во мнениях
братья становятся врагами, плачет мама
семейный очаг тухнет от шума и гама
глаза наполняются гневом, слова злобой
чувство такое, как будто мы играем с бомбой
температура в атмосфере поднялась до предела
щас всё нах@й взорвется — война назрела
Вот живет родной человек недалеко от тебя, почти рядом. Считаешь его неотъемлемой частью своего настоящего, как орган в своем организме. Но в потоке жизни не так часто удается встречаться – у каждого свое одиночество, свои заботы, своя любовь-нелюбовь. А потом этот родной человек уезжает. Пусть на время. Но ты чувствуешь нехватку чего-то важного. Не самого главного, но важного. С этим пониманием и приходит ощущение ценности жизни и людей в ней.
Ощущение родины и родства не имеет ничего общего с рассудочным накоплением знаний. Но любовь к родному не есть также и слепота. Любить — значит критиковать, то есть находить в любимом положительное и отрицательное. Любить — значит радоваться тому, что в любимом положительно, хорошо, и страдать от его недостатков. Это значит поощрять в любимом добрые начала и бороться с несовершенным в нём. Это и значит жить общей жизнью.
Знаешь ли ты, каково это, покинуть всё — свой дом, любимых, — и отправиться в дикие места, чтобы, может быть, никогда не вернуться? Сенуа знает. Ибо когда говорит тьма, она меняет всё, превращает родной дом в чужой, а родных в чужаков. В добровольном изгнании есть смысл, если понимаешь, что на самом деле родной дом никогда не был тебе родным.
Когда над тобой только и делают, что смеются, начинаешь всего бояться. Не можешь ничего сказать, даже зная, что родным тяжело с тобой из-за этого. Перед глазами всё темнеет, горло перехватывает, душа и слова умирают.
Будь поласковее с родными, будешь потом жалеть о каждом грубом слове. Я знаю, что тебе тяжело, работы много, ты горячая, устаешь, от всего раздражаешься, охладеваешь душой. Надо на первом месте поставить мир душевный, спасение — тогда и прочее будет легче.
Если слёз ты не лил от обиды и зла,
Если с горя и боли не плакал ни разу,
Значит, ты не любил никого никогда,
Принимая любовь за красивую фразу.  Если кожу ты с рук никогда не срывал,
Если ссадин и крови не видел на теле,
Значит, ты не боролся, не рисковал,
Сам себя не познал на рискованном деле.  Если прожил ты жизнь для себя самого,
Схоронясь от забот в элегантной квартире,
Значит, жизнь ты прожил, не поняв ничего,
Значит, ты и не жил в этом сказочном мире.