Цитаты по тегу история

Люди не равны. Кто-то рождается способным, кто-то красивым. Чьи-то родители бедны, а кто-то рождается больным и хилым. По рождению, по воспитанию, по способностям, все люди разные. Да. Именно поэтому люди уничтожают друг друга. И люди сражаются, они борются и поступая так они совершенствуются. В неравенстве нет ничего неправильного, наоборот равенство — это зло. Что случилось с Евросоюзом проводившим политику равенства? Демократы ставшие рабами своего народа. А с Китайской Федерацией уравнявшей распределение благ? Теперь там процветает невежество и хамство. Но не с нашей возлюбленной Британией. Мы сражаемся, мы соперничаем, мы продолжаем постоянно развиваться. Одна Британия движется вперёд, устремляясь в будущее. Так есть и так будет. Даже не смотря на смерть моего сына Кловиса. Это доказательство того что Британия продолжит развиваться. Боритесь, побеждайте, берите своё и властвуйте. Тогда будущее будет принадлежать нам. Ол хайль Британия.
Только государство имеет право на легитимное насилие. Для того, чтобы обеспечить права своих же граждан. Здесь должен быть баланс, который называется право. Он базируется на конституции и других законах. Кстати, Трамп может использовать закон 1937 года  когда от восстаний может ввести федеральные войска. Почему я и говорил о случае 1967-68 годов. Потому что там помимо национальной гвардии, которая по законам штата может быть использована по приказу губернатора штата. Есть еще и право федерального правительства вмешаться федеральными войсками, то есть могут ввести федеральные части. Не только части полиции. Могут ввести любые части. В 1967 году  были бронетранспортеры корпуса морской пехоты. Поэтому сейчас этим может не кончиться. С другой стороны совершенно очевидно, что… вот я посмотрел несколько кадров. Интересная ситуация получается. Идут протестующие, с цветочками, напоминая 60-е годы,  когда в дула винтовок вставляли цветочки, чтобы все было миро, мы мирные демонстранты. Но сзади них ребята с битами, перевязанные какими-то масками, но явно чтобы скрыть лицо. Несут бутылочки с молоком для промывания глаз от перцового газа. Это говорит о том, что это кому-то нужно. А если это кому-то нужно, тогда это уже политическое явление.
И на мой взгляд, как бы ни складывались отношения в Китае, у Китая гораздо больше шансов на лидерство в этом мире. Потому что Китай раньше всех сумел найти ту систему, которая, на мой взгляд, адекватна тем вызовам, которые присутствуют сегодня. То есть, это мощное государственное управление, оно решает задачи. Можем ли мы повторить это? Вряд ли. Потому что китайцы сохранили партию. Это есть их основа.
Еще одна проблема, это наша любимая — коррупция. Политики даже любят называть ее болезнью. Тут я не совсем согласен, просто те, кто, собственно, болен, они чувствуют себя лучше, чем здоровые. Уж сколько мы с этой коррупцией не боремся, сколько не искореняем, она все крепче и крепче. Меня повеселило то, что наше руководство уговорило Европу выделить нам на борьбу с коррупцией деньги. Деньги на борьбу с коррупцией! Это вот, как если бы муж сказал жене: «Дорогая, я бросаю пить, но для этого мне нужна бутылка водки». И она верит, говорит: «Конечно, на. Но смотри, если выпьешь — больше не дам». А ему щас больше и не надо. Ему нормально. Ну в смысле, нам. Ну, в смысле, даже им. Тем, кто заболел.
— Если сравнивать с животными, на кого больше всего похожи российские политики и российский истеблишмент? По поведению, по поведенческим стереотипам?
— Когда были депутаты и Верховный совет это точно напоминало какую-то колонию грызунов, где шумят, выскакивают из норок. Хотя в колонии грызунов больше порядка, мне кажется.
— Именем галактического Сената республики... Вы арестованы, канцлер.
— Вы угрожаете мне, магистр Винду?
— Вашу участь решит Сенат.
— Это я ваш Сенат!
— Ещё нет.
— Значит, это измена.
Промышленная  политика как самостоятельный государственный инструмент управления окончательно оформилась только в индустриальном обществе. Она зиждется на вере в способность решения экономических и социальных задач за счет технико-технологических мероприятий, реализации инженерных решений.
Безусловно, пандемия коронавируса влияет на бизнес, как, к сожалению, на всю мировую экономику. У предпринимателей есть не только активы, но и обязательства. Для них опасен и сам вирус, и информационная волна, которая расшатывает рынки. Важнее всего сейчас, чтобы ради здоровья и счастья людей руководители государств мира проявили волю и объединились перед лицом глобальной опасности, невзирая на геополитические противоречия.
Мое основное правило в бизнесе — никогда не заниматься политическими играми, но никогда не делать ничего без понимания и поддержки государственного аппарата и прежде всего правительства и руководства государства, в котором мы делаем этот бизнес.
Политика – это искусство компромисса. Политика – это искусство возможного. И рано или поздно будет найден тот рубеж, который сделает невозможной дальнейшую эскалацию, а значит, будет договор. Ведь это было уже не раз и не два в жизни человечества.
Мой главный принцип президента международной федерации фехтования – никогда не использовать свое положение для того, чтобы достигать преимущества для российских спортсменов, но в корне противостоять попыткам необъективного судейства по отношению к нашим спортсменам.
Важно, чтобы мировые лидеры осознали, что в связи с развитием новых технологий, особенно связанных с кибербезопасностью, их роль будет снижаться. Поэтому им надо заключить всеобъемлющий мировой договор о жизни уже в том социуме, который представляет собой интернет.
Идея и заветы Пьера де Кубертена по-прежнему удивительно современны, являясь философией олимпийского движения. Эта философия многогранна и мудра, и каждый находит в ней для себе самое главное. Для меня особенно важны такие идеи, как стремление людей к совершенству и объединению, так как именно мирное соревнование является благородной основой олимпийского движения.
Это как никогда актуально в современном мире, который, открывая безграничные возможности для человека, одновременно оказывается раздираемым конфликтами, противоречиями и противостояниями. Но я оптимист и уверен в светлом будущем международного олимпийского движения.
В толпе нет предумышленности; она может последовательно пройти всю школу противоречивых чувствований, но всегда будет находиться под влиянием возбуждений минуты. Толпа похожа на листья, поднимаемые ураганом и разносимые в разные стороны, а затем падающие на землю.
Итак, если наша крайняя нервозность, наша большая склонность к недовольству существующим, та идея, что новое правительство сделает нашу участь более счастливой, приводят нас к тому, что мы беспрерывно меняем свои учреждения, то руководящий нами великий голос вымерших предков осуждает нас на то, что мы меняем только слова и внешность. Бессознательная власть души нашей расы такова, что мы даже не замечаем иллюзии, жертвами которой являемся.
Первая зарубочка. С нами никто ни о чем не собирается договариваться.  И вторая зарубочка. А может ли в России состояться прорыв экономический, социальный прежде всего, в том состоянии политической и экономической элиты,  или тех людей, которые себя таковыми считают, и которую сейчас мы наблюдаем?  И сами дадите на это ответ. Мы были готовы к ситуации конкуренции с Западом,  и мы ее в общем выигрывали. А вот готовы ли мы к конкуренции с Западом, когда целью будет полное разрушение  и России, и Евразии в целом?  Вот это меня гораздо больше пугает. И об этом нужно думать.
Устраивайте разные конкурсы, например: кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать все главные города штатов или кто знает, сколько собрали зёрна в штате Айова в прошлом году. Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперёд, хоть на самом деле они стоят на месте. И люди будут счастливы, ибо «факты», которыми они напичканы, это нечто неизменное. Но не давайте им такой скользкой материи, как философия или социология. Не дай бог, если они начнут строить выводы и обобщения.
Загрузить еще