Цитаты из книги Вакцина от идиократии

Нет ничего постоянного в этом мире. Уважение — это одна из самых изменчивых вещей. Оно может быть гранитным и базальтовым, если ты — тот человек, который каждую секунду своей жизни способен вызывать уважение своими выборами и своими действиями. Если ты только один раз что-то великое сделал, как Кортес, это всё сотрется и ссыпется.
Потому что тебя уважают за совокупность твоих выборов и действий, которые ты делаешь постоянно.
Если ты не знаешь, что такое поражение, ты всегда будешь бояться поражений. 
Зато если ты попытался и у тебя не вышло, и так было много раз, ты понимаешь: провалы — это не страшно. Ты уже столько раз падал и поднимался, что у тебя выработался механизм совершения ошибки и... жизни с этой ошибкой дальше. Ещё лучше — механизм совершения ошибки и её исправления.
Можно ли изменить людей?
Можно. Но на это надо иметь волю. Надо уметь включать голову и сердце.
Вот «Вакцина от Идиократии» вас учит менять людей. Потому что если ты этого не умеешь, ты можешь поставить большой и солидный крест на семейной жизни и на любых отношениях вообще. Рабочих в том числе.
А чтобы не ставить там большой и жирный крест, однозначно надо учиться менять себя, менять людей и вообще менять реальность. Действиями. Не эзотерикой —  действиями.
Вовлекаться в свою жизнь нужно, а не сидеть на попе и думать: «А, ну что я могу поделать? «Поэтому приходите ко мне на «Вакцину от Идиократии».
Там и познакомимся ближе. 
Франц Вертфоллен «Вакцина от Идиократии»
Литература – не есть книги.
Что такое литература? Это искусство рассказывать истории. Те истории, через которые люди понимают, как им должно жить.
Литература умрет?
Нет. Литература никогда не умрет, сколько будет жить человечество, столько будет жить литература. Она может становиться примитивнее. То есть если люди будут скатываться в австралопитеков, значит, и литература будет скатываться в творчество австралопитеков.
Но умереть она не может.
Потому что вам, мне, вашим детям, вашим правнукам – всем нужно знать, как, собственно, жить. Что делать со своими эмоциями? Как быть счастливым? Или – как взаимодействовать с окружающими. Как вообще общаться?
Людям нужны такие «маячки». Поэтому с литературой всё нормально.
Книги вымирают.
Для вашего мозга нет вообще никакой разницы между позитивными и негативными эмоциями. Для него ярость и любовь — это просто эмоции. Это вы определяете: негативная эмоция или позитивная. Поэтому если вы боитесь испытывать ярость, отчаяние, если вы боитесь чувствовать какие-то вещи, которые, вы считаете, делают вам больно — хрен вы сможете испытывать вещи, которые приносят вам удовольствие.
На чужих ошибках по определению учиться невозможно. Каждый в своей жизни совершает только свои ошибки и по-своему их исправляет. Ты с собой из жизни только опыт уносишь, если всю жизнь жить за чужой счет, то и унести будет нечего. Сам себя обворуешь.
Дело не в тестостероне. Потому что не тестостерон делает тебя вожаком, а твоя открытость и твоя смелость. А открытость и смелость, дамы и господа, это выбор. А люди, людишки, хотят верить в тестостерон и эстроген. Это «мужские» гормоны, это — «женские». Потому что они не хотят признавать и осознавать, что смелость, открытость, решительность — это качества, которые ты выковываешь в себе. И неважно: мужчина ты или женщина.
Суть старости очень проста, дамы и господа. Суть старости — это больше не иметь сил жить. Когда у тебя больше нет азарта до жизни — вот это старость. Когда у тебя больше нет желания вставать утром. Когда у тебя больше нет интереса до собственной жизни, вовлечения в собственную жизнь, потому что она слишком никчемна, сера, а ты слишком импотент, чтобы ее менять, — вот это старость.
И там неважно, какими гормонами вас пичкать, какие таблеточки вам скармливать, какие переливания крови вам делать — ваше тело будет такое же, как ваше внутреннее состояние — дряхлое, морщинистое, обвисшее.
Интеллект — это умение любой маленький факт сделать себе полезным. Умение менять себя и вовлекаться в жизнь. Строить мир. Делать пусть даже совсем крохотные вещи, но делать, а не рассуждать о них.
Господа, вы можете быть замотивированы до чёртиков, наизусть знать хоть 133 совета для успеха, быть позитивными до пожелтения, улыбчивыми до судорог, но вам и не светит даже малейшее продвижение, если у вас нет одного – того, что во всех этих книжецах и не упоминается. Скромности, господа.
Успешен человек или ущербен, добивается ли своего — решает всегда и только мироощущение. То, КАК вы чувствуете мир: азартной игрой или тяжким испытанием, удовольствием или угрозой.
Замораживаются в каком-то образе все. Он может вам не нравиться. Ваш образ может вас даже расстраивать, но зато он вам знаком, и поэтому вы в нем заморозились. Именно с этого и начинается старость. Когда ты взял — заморозился, и ты не готов менять себя день за днем.
Вы живёте, чтоб потихоньку становиться лучшим существом, чем были. Могу перефразировать — вы живёте, чтоб вам было хорошо. Только по-настоящему хорошо бывает лишь тогда, когда в вас не бродят говна неуверенности, зависти, гордыни, неустроенности и подспудного ощущения, что вы просираете свою жизнь, и попыток доказать себе, что это не так.
Вы живёте, чтоб ЖИТЬ.
Официальное положение — оно, на самом деле, в качестве жизни человека не так много решает. Потому что качество жизни человека зависит исключительно, и только, и всегда — от самого человека и его сердцевины. У вас гнилая сердцевина, — вы как угодно будете жить херово. Даже если вы унаследуете миллионы, вы будете жить херово, и о вас будут вытирать ноги, потому что у вас сердцевина — гнилая.
Люди ненавидят изобилие. Они хотят жить в нищете. В любой нищете. Финансовой, духовной, но в нищете, когда у тебя нет выборов, а есть что-то ОДНО, чтобы тебе не пришлось, не дай бог, думать.
То есть если идеал красоты, то он — ОДИН. И посмотрите на человеческую историю. Если идти по разным временам, мы видим, что действительно из каждого времени можно вытащить один стандарт красоты. Почему? Потому что кто-то пришел злой и насадил стандарт красоты? Нет. Потому что люди ненавидят роскошь и изобилие. Потому что роскошь и изобилие — требовательны. Они заставляют тебя думать и проживать.
Ваша жизнь — это не о том, вы хороший или плохой, умный или глупый, «дарный» или бездарный. Жизнь человека должна быть о том, что он хочет построить. О том, какую разницу он хочет совершить с миром, о результатах, о целях, к которым он идёт.
Для того, чтобы выиграть войну, вы должны думать не о том, хороши вы или плохи, как полководец. Чтобы выиграть войну, вы должны думать конкретно о военных действиях.
А у вас не получится ничего делать от сердца, если вы себе в чем-то врете.
Когда вы пытаетесь выдавить из себя что-то не настоящее, оно сразу становится либо просто никаким, либо отталкивающе морализаторским.
Самое поганое — вы будете себя чувствовать все более уставшим и от такой жизни, все более несчастными и все более трусливыми. Потому что вы знаете, что все ваши слова жалкие, как стена из воздушных шариков. Что это не опора, на которую можно твердо встать, а кто угодно может её лопнуть.
Наука здесь для того, чтобы объяснить вам мир.
Искусство здесь для того, чтобы научить вас с миром взаимодействовать.
Искусство учит вас включать сердце и проживать мир.
Искусство говорит вам, каким нужно быть и как себя нужно чувствовать, чтобы добиться результата.
Вы не найдете себя за год, за два года, за десять лет. За сорок лет — вы не найдете себя, потому что это постоянный процесс.
«Найти себя» само по себе ничего не значит.
Ты СТРОИШЬ себя, взаимодействуя с миром.
Все существующие страны в той или иной степени больны, потому что люди в этих странах в той или иной степени больны.
Ты хочешь здоровую страну, тебе надо думать не над политическими механизмами управления. Тебе надо думать, как сделать здоровыми людей.
Вот с этого все начинается.
У тебя не может быть здоровой страны с больными людьми.
Ты никогда не сможешь казаться хорошим или счастливым, потому что даже собаки и кошки, даже бактерии, судя по последним исследованиям, знают, когда человек боится, когда зажимается и как он несчастен, как бы сам человек ни старался этого от себя спрятать. Ты никогда не сможешь казаться счастливым – нельзя обмануть жизнь. Ты можешь только стать лучшим человеком, чем есть сейчас – более открытым и живым, более вовлечённым, более способным любить.
Любая империя, где самый последний посудомойщик по сути своей рыцарь, — вот эта империя обречена на триумф. И наоборот: любое место, где каждый рыцарь — быдло, где каждый рыцарь — серв, раб, — вот такая страна обречена на семь кругов ада.
Любовь — это самый лучший источник топлива.
Любовь даёт тебе силы жить.
Когда ты не заходишься на панике и повернутости на себе, а когда ты способен удерживать фокус на цели, на результате и к нему идти, ты становишься сильнее.
И прелесть любви в том, что она не даёт тебе сдаться.
Работа с реальностью — это жизнь сейчас. И это осознание, что ты получишь ровно то, что ты заработаешь. И что заработаешь ТЫ. Ты не можешь сидеть и ждать, пока что-то случится «с томлением в груди».  Нет, — иди и ДЕЛАЙ. Продумывай и визуализируй, что ты хочешь, подумывай к этому шаги, вовлекайся в эти шаги.
Потому что толку сидеть и мечтать, если ты в шаги не вовлекаешься, если ты их не делаешь.
Если два племени воюют друг с другом, это потому что оба — трусы. Если бы какое-то племя было смелее, оно бы сразу победило в войне. 
Вспоминайте буддийскую притчу про петуха.  Император пришел к мудрецу и сказал ему: вот тебе мой петух, сделай из него хорошего боевого петуха. Император пришел через неделю, и мудрец говорил: «нет, твой петух совсем ещё не готов, он бегает по арене, петушится, зыркает на других диким взглядом».
Император пришел через 2 недели, мудрец сказал: «нет, твой петух пока не готов, потому что он все ещё не может стоять спокойно, срывается на других петухов. 
Через 3 недели мудрец сказал: «нет, петух не готов. Он хоть и стоит смирно, но внутри боится других петухов».
И только через месяц, когда император вернулся, мудрец отдал петуха. Вечером они проводили бои, и как только император выпустил своего петуха, все другие петухи убежали и сдохли в своих уголках от ужаса. А этот петух просто стоял посередине арены, никого не боясь.
Когда у тебя нет страха, у тебя нет стольких ослепляющих тебя факторов, ты на только больше синхронизирован с реальностью, со своей целью, со своим результатом — к чему ты идёшь. Поэтому как только в какой-либо схватке появляется сторона, которая не боится — бам! — у тебя есть победитель.
Если придет ****ец, значит ты встанешь и справишься с ним. И не важно, что он в тебе сломает — ты срастишь, встанешь и справишься. И ты не «сначала срастишь» где-нибудь спрятавшись за камнем вот таким вот карпом. А ты будешь вставать и сращивать одновременно, потому что это только так работает. Если у вас что-то не получилось, а вы заползли под диван, зажались и говорите «это я кости сращиваю», то это ты не кости сращиваешь, а разлагаешься. Потому что кости сращиваются, только тогда, когда ты встаешь и ДЕЛАЕШЬ.
Качества людей — это просто их выборы.
Что такое бесстрашие? Это означает, что из 100 выборов 80, как минимум, ты делаешь в пользу того, чтобы вовлекаться в жизнь. Это выбор — разбираться со своими страхами, а не убегать от них.
Поэтому бесстрашие — выбор, а не качество, которое на тебя сваливается с неба.
То есть все человеческие качества — это просто совокупность выборов, которые каждый делает сам.
Каждый день, каждую минуту.
Когда вы испытываете отчаяние? Когда у вас гордыня ломается. Когда ваше самомнение разлетается к черту. И такое отчаяние необходимо, это очень полезная эмоция. 
Для того, чтобы построить что-то новое вместо уродливой старой халупы, вам эту халупу надо сначала снести. Отчаяние — одна из тех интенсивных эмоций, как раскаяние, которая сносит ***ищные вонючие халупки в вашей душе. И если вы этих эмоций себе не позволяете, потому что боитесь, что они вас сломают, и вам останется только умереть — значит вы уже труп. Значит вам уже ничего кроме канавы не светит.
Загрузить еще